?

Log in

Приветствую

Здравствуй, дорогой зевака!

Если нажмешь на метку
ЗАПИСКИ РОТОЗЕЯ - вляпаешься в заметки о почти годичном пребывании в Израиле. Попробовал, было, уехать навсегда. Не пошло. Вернулся в Москву, чему рад несказанно. Заметки даже печатали частично в уважаемых бумажных изданиях.

Нажмешь на метку
ЧЁРТИК В ОМУТЕ - появится маленький детектив.
Тюкнешь на
АТРОФИЮ ЧУВСТВ, узришь вполне себе эстетское эссе.
Щелкнешь мышкой на
ПРО КИНО -  прочтешь про кино.
О том, что и как люблю готовить, узнаешь по тэгу
КУХНЯ.

Далее все и так понятно по названиям меток.

Спасибо, что зашел.

из фб

Это как к Трампу, вся суть претензий к которому, что он неотёсанный мужлан. Это такое мышление - строго на уровне оттенков, ароматов, послевкусий и самочувствий. Чуть что - уйдите, грубиян, от вас дурно пахнет! и отбиваться лилией в нескучных садах.
Гуманитарная интеллигенция, одним словом.
Претензий к Собянину много, принципиальных, но они совсем из другой области.

Метки:

…когда вся жизнь профукана
на борьбу с каким-то Путиным…
Кто Бирса читал, тот в цирке не смеётся

Хуже нет писать об общеизвестном, да ещё и невеликом. Все давно посмотрели и забыли, с трудом напрягаясь, что, дескать, да, что-то такое было, но в подробностях уже не вспомнить.

С лентой «Лестница Иакова» Эдриана Лайна, прожжённого конъюнктурщика, классика бесстыдно-коммерческого кино, «9½ недель» – его работа, – та же петрушка.

Собственно, картина с высоты 2017 года ничем особым не зацепила. Но, будучи прилежной компиляцией, стала для праздношатающегося ума несложной головоломкой категории «найдите десять различий», в нашем случае – «найдите N сходств».

Фильм близок по духу, благо страсть как люблю следить за похождениями покойников, предсмертными и посмертными. Тут сложно разобраться, какими. Чувствуется разброд и шатания в головах создателей, которые зачем-то сдобрили совершенно загробную историю модной конспирологической злободневностью, с происками вездесущих спецслужб и прочими тамошними канонами, по которым, скажем, единственными жертвами вьетнамской войны являются сами американцы, ветераны этой самой войны.

Картина снизу доверху пересыпана цитатами, из них, собственно, и соткана. Тут и «Стена» Паркера со зловещими резиновыми лицами, проносящимися то на поезде, то на автомобиле-убийце. И, почти буквально, тарковский «Солярис», когда герой переживает горячечный бред и выходит из лихорадки с грузом елейных воспоминаний. И бесчисленные военные откровения из какого-нибудь Стоуна или Чимино.

Да и фильм снят старательно под 70-е. Прелестная атмосферная сценка со стайкой трогательных цветных старшеклассниц на таком же, как они сами, дымном и нищем перекрёстке большого города, весело распевающих битловского Постмена, дорогого стоит. Тоже ведь чья-то гениальная цитата. Чья – не вспомнить, возможно, Вуди Алена. Как пердящий мальчик из 9½ недель, родом, кажется, из Феллини.

Но сюжет важнее. Тут уже вотчина сценариста Брюса Джоэла Рубина, благо сценарий возник раньше картины, был опубликован, и за него долгое время никто не хотел браться.

Первая очевидная параллель, да и не параллель даже, а столбовая рельса всей истории – «Случай на мосту через Совиный ручей» авторства блистательного и подзабытого классика американской литературы Амброза Бирса. Блистательного именно по причине сего рассказа, который чуть ли не наизусть знал у нас каждый школьник-шестидесятник.

Там о похождениях без минуты покойника, который об этом ещё не знает, и последние секунды его растягиваются в долгий авантюрный сюжет. Ход, повторённый столетие спустя фантастом Робертом Янгом в рассказе «На реке», только со счастливой концовкой. И десятилетие спустя после фильма Лайна Найт Шьямаланом в нашумевшем «Шестом чувстве», выше которого он так и не прыгнул, где всё тот же бродячий мертвец никак не может понять, что уже умер.

Помимо прочего в картине просматривается и ещё один шедевр Алана Пракера, вышедший за год до, – «Сердце Ангела», где ни о чём не подозревающий герой дознаётся наконец до своего смертного греха, в нашем случае – до возможного убийства соратников вследствие проведённого эксперимента.
И, наконец, патетическая концовка практически буквально воспроизводит поэтический образ из Сентиментального марша Окуджавы, где, как мы помним:

Но если всё ж когда-нибудь
Мне уберечься не удастся,
Какое б новое сраженье
Ни покачнуло шар земной,
Я всё равно паду на той,
На той единственной Вьетнамской…


А про великое множество последователей «Лестницы Иакова» вроде какого-нибудь условного «Пункта назначения» и заикаться не стоит. Не счесть.

Метки:

Жанровый детектив в духе Агаты Кристи. Ограниченный круг лиц, очерченный буквально, здесь и сейчас, с вычислением затаившегося в нём злодея. Снято не за две копейки. Хороша работа оператора, художника, композитора. Мастерски выставленный свет, продуманная смена декораций, сумеречные интерьеры условного начала прошлого века, шкафы, полные скелетов, интригующие музыкальные темы. Таинственность и полумрак.

Играют при том из рук вон. Лица всё незнакомые. А ещё, и это озадачивает больше всего, ощущение, что лента зачем-то прошла процедуру дубляжа категории «перевод любительский многоголосный» с бездарным, на неумелой молдавской коленке, переписыванием диалогов. Голоса будто чужие, из видеопроката, некоторые ещё и с плохо скрытым выговором предместий. Потому и подумалось, что имею дело с продукцией диаспоры одной из бывших союзных республик, скажем, братской Армении, благо фамилии в титрах к тому располагают, где армянские русские и армянские армяне изображают русских московских.
Изображают, как умеют, а умеют скверно, но всё остальное, помимо актёрства, вполне гладко. Будто неожиданно разбогатевшие кустари из заводской самодеятельности или скучающие дети, любовницы и любовники владельцев предприятия, которым захотелось вдруг поиграть в домашний театр, наняли профессиональную съёмочную группу. Прикола ради. А те вдруг взяли и расстарались.

Метки:

Неожиданно выяснилось, что это уже второй фильм Люсиль Хадзихалилович, который довелось видеть.

Вкратце: абстрактный остров, обитатели которого – взрослые тёти и мальчики примерно десяти лет от роду. Тёти одного неопределённого возраста, условные 35, роста и комплекции; без бровей, чем отчаянно походят на инопланетянку Нийю Метёлкину из сельской нетленки «Через тернии к звёздам», а ещё зачем-то имеют присоски на спине, что, впрочем, выясняется не сразу.

Тётеньки притворяются мамами мальчиков, к каждому приставлено по тёте, и периодически водят их в больничку, где такие же как они тёти, но облачённые во врачебную униформу, производят над детьми мерзкие манипуляции, с целью, судя по всему, использовать мальчиков в качестве промежуточного звена, своего рода суррогатных матерей, вынашивающих будущих тёть, после чего юные отроки становятся отработанным биологическим материалом и утилизируются. Первая ассоциация – «Не отпускай меня» Исигуро.

Меж тем, мамы с присосками еженощно, пока их как бы дети спят, совершают что-то вроде коллективных соитий на морском берегу. Мальчики, в свою очередь, обречённо подозревают нехорошее, но, будучи опоены-обколоты всякой дрянью, смирились и не имеют сил к сопротивлению.

Одна из медсестричек, не утерявшая по недосмотру персонала остатки человечности, решает спасти героя повествования. Вытаскивает того из родильного отделения уже после его разрешения двумя младенцами женского пола, доплывает с ним до лодочки посреди океана и, оставив на волю волн, таким же водоплавательным путём, уже одна, возвращается восвояси.

Собственно всё.

Следует сказать, что всё вышесказанное – робкие догадки и предположения. Узнав, что виденная мною год или два назад «Невинность» тоже её работа, понял, что авторша вообще любит намеренно оставлять недосказанность на домысливание зрителю. То ли для сгущения умственности, то ли сама не до конца понимает собственных сочинений, а продумать сил уже не остаётся.

Теперь о хорошем. Картинка арт-хаусная, залюбоваться можно. Минимум слов. Лента безупречна по исполнению. Оставлю себе.

Метки:

Profile

dryashin
Михаил Дряшин

Latest Month

Январь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow