December 20th, 2009

Немного о Кутаисской истерике

Все как я и думал. Особо нервных скорая уже увезла в приступе патриотической истерики. Лежат в смирительной рубахе под капельницей, с портретом Рогозина подмышкой. 
Остальным цитата: "основная часть "Мемориала славы" будет восстановлена и перенесена на другое место".

Более-менее спокойно о ситуации тут.
Однако фантастической глупости принявших сие решение и исполнивших его это не отменяет. Надо же умудриться так подставиться, дав такой повод собственной оппозиции и потенциальному противнику. Да еще и людей придавить. Право слово, идиоты.

Любимый ящик

У каждого отечественного тележурналиста есть свой парфенов. Вернее, почти у каждого.
Некоторые дали ему вольную, и он намертво прирос к физиономии, удавив то, что было до этого. Такая участь постигла, к примеру, журналиста НТВ, ведущего новостей Пивоварова.
Другие держат парфенова в узде и выпускают порезвиться исключительно по делу.
Именно такого парфенова иногда показывает публике спецкор канала "Россия"
Борис Соболев. И надо отметить, что такой парфенов даже лучше оригинала. Поскольку в нем меньше эстетства и больше пользы. Он информативен, а по просмотре даже что-то остается. Как в школе после хорошего урока. Вспомнил тут кавказский цикл.
Или вот еще.
Ей богу, замечательно.



P.S.: Даже
текст нашел местами.

Рассказы о Ленине

...Многие дивные подробности были уже в первом издании биографии героя, но только пятое издание украсил несравненный, классический рассказ — маленький Джордж срубил вишневое дерево в саду, и, когда отец сурово осведомился, кто виновник бесчинства, сын возгласил: «Я не могу лгать, папа, ты знаешь, я не могу лгать. Я срубил дерево топором». А затем — трогательная до слез сцена. «Иди ко мне, сынок, — воскликнул в великом волнении отец, — иди ко мне на руки, я рад, Джордж, что ты убил мое дерево, ибо ты отплатил мне в тысячу раз большим. Героический поступок моего сына стоит больше тысячи деревьев, хотя бы и цветущих серебром и с плодами из чистейшего золота».
Помимо этой и других столь же впечатляющих историй о правдивости юного Джорджа, Уимс сообщил, что его и Америки герой в юности был необычайно сильным — легко перебрасывал камни и серебряные доллары (что было под рукой) через широкую реку Раппаханнок. Впрочем, чему удивляться — Геркулес был здоровым парнем, почему Вашингтону уступать ему?

 

Вишневое дерево осеняло поступки Джорджа, а по мере возмужания он становился поистине легендарным. «Прославленный индейский воин», сражавшийся с Вашингтоном, видя, что его противник ускакал с кровавого поля брани живым и невредимым, горестно воскликнул: «Вашингтон не рожден, чтобы быть убитым пулей! Я, тщательно прицеливаясь, семнадцать раз стрелял в него, но не поверг его!»...

Из
книги Николая Яковлева о Вашингтоне (ЖЗЛ)