January 17th, 2010

В нашу гавань заходили корабли

Собираются старшие и младшие научные сотрудники, бывшая и нынешняя диссида, бородатые физики-геологи, подписанты всяческих петиций, читатели литературных журналов и бывшие распространители самиздата. А также неопрятная и сексуально непривлекательная молодежь ботанического вида.
И распевают песни уличного быдла под гитару.
И достигают группового оргазма.

Про скафандр, бабочку и кинокритика Куликова

Не стоит читать, если не видели Скафандр и бабочку. В предыдущем посте я немного коснулся.
Остальным:
Есть такая порода разухабистых мальчиков, которым все нипочем. Мальчики изнывают под бременем непомерно развитого интеллекта, богатейшего жизненного опыта и цинизма, замешанного на вере в собственную исключительность. Любимая игра - игра в настоящего мужчину.
Да, совсем забыл, обязательно присутствие шуточек, которые автор искренне считает блистательным черным ржунимагу.
Вот образчик
опуса, название которого - "Бабочка в скафандре" - уже содержит в подтексте любимую народом идиому.
Все бы ничего, да только там, в кино, история живого человека, теперь уже мертвого, рассказана. Причем, человек этот сам ею и поделился. Поделился тем, как два года мучился, а потом умер.
Но для кинокритика Вани герой - всего лишь "паралитик", который "
знай себе подмигивает любовнице" и выделывает еще уйму уморительных кульбитов.
Ей богу, не знаю сколько годков Ивану Куликову, но в любом случае искренне желаю взрослеть.