April 14th, 2011

Фантазия на тему правды

Представьте себе что вы – сын академика. Не какого-нибудь опального, а самого что ни на есть настоящего, советского академика, действительного члена и прочее и прочее. На худой конец, профессора. Роскошная квартира, если не на Котельнической, то на Кутузовском, первейшая английская школа, дача в каком-нибудь поселке академиков, «Березка», деньги на карманные расходы и папина волга.
Идем дальше. Папа – не просто академик, папа - академик-американист. Корифей.
Сами понимаете, надбавка за погоны, ну и вообще органы помогают. Без этого никаких американистов и быть не могло. Но не это важно, важно другое. Америка – дело жизни отца. Любимое дело. Соответственно, растете вы среди книг об Америке и книг из Америки, любых книг, среди виниловых пластинок и магнитофонных записей, среди самых что ни на есть американских фильмов, джинсов и бублегума.
Возможно, вы заносчивы, а, может, и нет. Но в любом случае, как выражался один известный всем персонаж, видите мир из окна моего персонального автомобиля.
В любом случае Америка и американское в качестве лучшего по определению оседает у вас на подкорке. Потому как дома: америка-америка-америка.
А тут еще и смешной железный занавес, лишь стимулирующий любовь к запретному сладкому плоду, для вас, о счастье, такому доступному.
Еще и бесконечные разговоры на кухне. На огромной академической кухне. Еще и золотые девочки. И Америка, как бытовая специфика.
А потом, лет через двадцать-тридцать, уже в постсоветские времена, вы становитесь министром образования, и вас охватывает реформаторский зуд. Не зря же вы на свет родились, не правда ли? И начинаете вы это образование реформировать. Потому как неправильное оно, советское. Советское правильным быть не может, это вы еще с детства усвоили, советское – не образец для подражания. А образец, он на подкорке сидит, образец с молоком отца впитан… 

Вопрос

Поршни, баки, резервуары и прочие точные технологические детали паровоза и парохода, соприкасающиеся с водой и паром, выполнены из латуни или меди?