May 17th, 2012

Про чё?

Рискну предположить, что восприятие прозы только лишь как формы донесения до читателя историй, забавных, грустных, трагических, любовных, приключенческих и прочих, есть особенность, прежде всего, английская.
В который уже раз читаю и смотрю по телевидению литературно-критические опусы, посвященные тому или иному англоязычному классику, в которых ни слова нет о языке и стиле нетленного прозаика. Зато детально разбираются хитросплетения сюжета тех или иных его произведений, прообразы персонажей, реализм или фантастичность описываемых ситуаций, реакция критики и публики на рассказанное властителем дум.
Проза решительно не преподносится в качестве изящной словесности, она всегда «про что», но никогда «как».
Писателю вечно не хватает историй, и если он ищет вдохновения, значит, простаивает без занимательного сюжета. А стиль, какой стиль? Главное – писать без грамматических ошибок, и знать, о чём писать. А более ничего и не требуется.
То ли просто так совпало, что натыкаюсь я на безнадёжных сюжетников, то ли особенности языка, которого не знаю, таковы, что филологические изыски ему противопоказаны, и английский язык есть язык сугубо утилитарный, прагматический, язык-код.
Интересно еще и то, что немалая часть англоязычной публики свято уверена, что любой текст можно точно перевести. Что ценность текста заключена лишь в содержащейся в нём информации. Что при точном (именно точном, а не талантливом – на фига переводчику талант?) переводе текст абсолютно инвариантен. Что, не зная языка, можно составить верное представление о прозаическом, а зачастую и поэтическом, сочинении по подстрочнику.
Что другие языки – всего лишь разные варианты условного обозначения одних и тех же английских слов, обозначающих одно и то же. Что инструкция по пользованию стиральной машиной принципиально ничем не отличается от беллетристического романа, просто, в инструкции говорится о машине, а в романе о людях.


Вдогонку меткая цитата на тему из "Голода" Агеева, схватившего за гениталии ущербный народец, именующий себя литературными критиками. Это уже у нас, в далёком 2000 году. Имя им Легион. Под "прозой" понимается та самая внесюжетная форма, стиль, почерк, письмо, магия, музыка:

"Я думаю, надо её (повесть о которой идёт речь. - М.Д.) сначала перевести на английский, а потом с английского опять на русский, дабы "проза" стерлась, и тогда читать её нашим газетным критикам будет привычнее..."