October 6th, 2012

Сподобился

Ликвидация безграмотности, первый запоздалый опыт. Вонг Карвай. Картина - «2046».
Всегда с трудом принуждаю себя к знакомству с предметами общего поклонения.

Азиат делает среднеевропейское авторское кино с азиатским актёрами. Будь актёры европейцами, картина была бы талантливой, но достаточно тривиальной и искусственной психологической драмой, расписанной яркими красками на манер французского кино последних десятилетий. Тут же присутствует элемент этнической экзотики. Для нас, разумеется, присутствует.

Азиаты, впрочем, всегда умели делать насыщенную картинку. Ещё тогда, когда её только учились конструировать европейцы. Ныне же красочность представления и выстроенность интерьера стали общим местом.
А тут и картинка не азиатская, а эпигонская европейская. Ну, как её в Европе делают. Как могут, конечно, так и делают. И играют как в Европе. Но стараются.
Тем более, индульгенция полная – Гонконг же – европеизированный город, где, если верить сказанию, никак не кончается нуар.

Мне интересен грустный китайский анекдот, разыгранный русскими актёрами, с китайским драконами, фонариками и прочими покемонами. Особенно на фоне тоскливой отечественной жеребятины. Но китаец бы, наверное, украдкой зевнул.
Вот и я никакой революции не увидел. Может, фильм не характерный.

Так и думал большую часть представления, пока тягуче-романтичное повествование неожиданно не засосало. Быть может, дело тут в музыке – душещипательной, общеизвестной и исключительно европейской. Под Каста Диву, как под кетчуп Хайнц, любое блюдо кажется вкусным.
Да и сама суицидальная тема о неизбежной смерти любви, бесконечной грусти по безвозвратно утраченному, несбыточной мечте вновь обрести это самое утраченное, об отрицании взаимности – кисло-сладкая дождливая и беспросветная – из безотказных.
Много слёз под каватину Нормы.