April 26th, 2014

Дорога на Чаттанугу

Листая «Культуру», выплыл на «Взрослую дочь молодого человека» в постановке Анатолия Васильева. Смотришь то же, а видится совсем иное.

Репрессии перестали быть кровавыми, горькая обида, что не давали пить кока-колу, кажется нелепой. Ну, не давали, ну жизнь за галстук-селёдку могли пустить под откос. Но стоила ли селёдка жизни? Стоило ли ставить на кон всё, зная наперёд о дурацких правилах игры? Никто ведь не выскакивал из кустов неожиданно. Да и галстук с драконами, согласитесь, гадость неимоверная.

Банкротство выдуманного мира, склеенного из фантиков от импортной жвачки, чуть позже, но ещё чётче очертили провинциально-демонические свердловчане в своём Прощальном письме, более известном как «Гудбай, Америка».

А дымчатая осторожная крамола и вовсе теперь не читается. Оно и к лучшему.

Так что же осталось? Затхлое дыхание молодости, ветры времени, сведение счётов с прошлым с вялым выявлением конформиста, который вроде и предал, но как-то понарошку. Короче говоря, сладкоголосая птица юности. И, самое главное, ещё один кризис среднего возраста. Вполне себе стильный.

По прошествии десятилетий (боже мой!) пьеса растеряла сиюминутную актуальность, от чего только приобрела. Намёки неслышны. А потому сочинение, как хорошее вино, с годами становится всё вкуснее и вкуснее. Уж точно вкуснее, нежели писалось.