November 15th, 2014

По поводу изъятия русских детей норвегами

Сразу оговорюсь про скандинавов – паскудство творят форменное. Но я не об этом, вернее, не о них.
Показали тут очередной сюжет про двух изъятых мальчиков с исконно русскими именами Оскар и Эрик.
Отчего-то кажется, с пицелом назвали, и родители их явно лыжи навострили на семейную евроинтеграцию. Говорят, правда, папаша там просто работает, в смысле – поработает и обратно. Что-то с трудом верится. Нет, теперь, может, и вправду вернётся. Хотя всё равно сомнительно.
Или другие случаи, когда матери в слезах бьются одинокие. Там тоже как-то занятно. Почему-то кажется, что замуж за норвегов вышли они не совсем по любви. Вышли, родили и развелись. Уже в Норвегии, разумеется. И, опять же, купить обратный билет почему-то не получается. Денег что ли нет?

Всё это напомнило мне наших сирийских беженок с многочисленными русскими детьми чёрной масти, ни слова по-русски не разумеющими.
Давно замечено, что с войной на чужбине чувство тоски по берёзкам резко обостряется.
Всё та же история с крестиком – либо он, либо трусы. Вам не кажется?