April 23rd, 2015

Век помрачения (L'âge des ténèbres, 2007)

- Сожалею, мадам, но отдел по правам граждан закрыт до половины десятого.
- Моя мать очень больна, я не могу ждать.
- Я понимаю, но все на заседании по динамической мотивации групп.
- Я же вам говорю: моя мать больна.
- Вам не нужен немотивированный инспектор.

Поначалу бросается в глаза сюжетное сходство с классической комедией «Великолепный» с Бельмондо, но в данном случае безвыходно грустной, приправленной едкой сатирой на политкорректность, толерантность и креаклическую пустоту тамошнего постиндустриального общества, в котором живому разумному не выжить. Достаточно одного только названия учреждения, в котором работает главный герой, его начальницы - истеричной феминистки, стоящей на страже всевозможных меньшинств, бесконечных идиотических корпоративных тренингов и прочих прелестей театра абсурда белого человека.
От эпизода к эпизоду лента превращается в безжалостный срез окружающей европейца сюрреальности, повального агрессивного слабоумия, ради достижения которого человечество сломало столько копий. Вот уж действительно Век полного помрачения.
А заканчивается всё идиллической картинкой-напоминанием о европе (специально со строчной), которую они там потеряли. И, похоже, картинка эта аллегорическая – не более чем видение.

И ещё о совершенно другом – о т.н. мягкой силе. История разыгрывается в Квебеке. Насколько всё-таки вольно Франция обращается с провинцией другой страны, а провинция отвечает ей полной взаимностью. В культурном плане, разумеется. Со стороны и не заподозришь, что Квебек это Канада. Если вдруг не знаешь.
Так французы с юных лет на бытовом уровне приучаются считать Квебек частью Франции. Вернее, не задумываться. Да и квебекцы, полагаю, тоже. Фильмы-то они смотрят в основном французские. И не только фильмы.
Это я касаемо сами понимаете чего.