March 3rd, 2016

Онирика. Собачье поле. 2014. Лех Маевский

Начинается с отсылки к общеизвестному финалу «Пепла и Алмаза». Там Мачек зарылся в тряпки перед тем как заснуть навеки. Тут Адама, который спит на ходу – не может проснуться, их этих тряпок хамски вынимают. Сонная болезнь, даром не малярия.

Но астенический синдром не только у Адама, у всех, потому что просыпаться незачем. Безвременье. Пустота и духовное запустение. Короче, всё пропало. (И посмотрел со значением).

Собственно, это жанр, изобретённый Феллини в «8½», разработанный потом многими, включая Тарковского с его «Зеркалом» (прямая цитата из «Зеркала» в картине, кстати, имеется, в ней вообще много тарковщины) – исповедь потоком сознания с переходами из реальности в ирреальность и обратно.

Но тут всё как-то с перебором, автору явно изменяет вкус. Лента полна плакатных метафор, как, к примеру, слепой с собакой-поводырём в картинной галерее. Символизирует, сами понимаете, отсутствие ориентиров и духовную слепоту. Или вот ещё: сердце бьётся, закупоренное в стеклянную банку, или: невинная девочка с большими голубыми глазами в белом платьице, трагизм бытия выражающая.

Неладно, в общем, в датском королевстве, порвалась связь времён и всё такое прочее.

Затопило, понимаешь, пол-Европы, непроизносимый исландский вулкан извергает пепел, самолёт с властной верхушкой навернулся под Смоленском. На этом фоне личная трагедия героя. Или личная трагедия фоном. Без знамения явно не обошлось.

Несчастная моя родина, мученица посполитая, вечно обиженная и изъязвлённая. Несчастный я, один остался, вся семья погибла в автокатастрофе.
Впереди только страдания и безысходность. И всё-всё неслучайно. Нет, не так, ещё раз с прописной: Неслучайно. Чувствуете разницу?

Анекдот, читать вслух, медленно и печально. Объявление на столбе: «Пропала собака… белая с чёрным хвостом… сука… бл*ть, как же всё за*бало…»

И тишина…