June 22nd, 2016

Жажда страсти, Андрей Харитонов, 1991, СССР

Свежим взглядом

Насоветовав фильм тем, кто его не видел, получил вдруг вполне ощутимый отпор разочарования. Возникла необходимость перезрелым взглядом поверить впечатления молодости. Тогдашние восторги и вправду оказались смешными.

Ирина Отиева с песней Игоря Крутого в самом начале – невыносима. Крутой такой же композитор, как Резник – поэт. Малиновый пиджак. Эдак можно было и Александра Серова притащить. Лента вообще оставляет привкус картонных понтов начала 90-х.

Играют немного натужно, театрально, будто в немом кино. Возможно, так и задумано. Серебряный век, всё-таки, модерн.
Картинка, тем не менее, есть, стильная, местами даже с избытком. Ей автор уделил. Каждый кадр вычурен. И страшновато, кстати. Чего и добивался. Идилию портят только дешёвые спецэффекты.

Коллизии традиционные – покойницкие. Я бы сказал даже, по форме – это попытка «Сердца Ангела» силами кружка кинолюбителей. Особенно невыносимы в пионерских потугах обделывающие свои тёмные делишки инфернальные субъекты с выпученными глазами.

С другой стороны, главное ведь – как к увиденному относиться. Если знать, что смотришь поделку в мягкой обложке, готический полуужастик, имеющий ещё и историческую ценность, и оценивать с этих позиций, тогда всё станет на свои места, а в памяти останутся лишь несколько блистательных эпизодов. Лента вообще покоится на точечных талантливых ирреальностях, словно рифы выпирающих из моря пшика, на которых герой даже не акцентирует внимания. Как, к примеру, попытка зеркального отражения зарезать свой прообраз в процессе бритья.

Картина выше родственного ей по всем параметрам «Господина оформителя», смотреть которого сейчас ещё труднее. И, разумеется, ныне это никакое не откровение, тогда же воспринималось прорывом. Народ оголодал по отечественной мистике и ужастикам. Они, кстати, были страшнее импортных, поскольку снимались по бедности минимальными средствами. А, как известно, никакая нагота так не возбуждает, как полуприкрытая. Оттого и помнятся шавлаковская «Семья вурдалаков» или мкртчановское «Прикосновение». Впрочем, это совсем уже ужасы.