October 18th, 2016

Пенсильвания, Владимир В. Виноградов, 2015, сериал, Россия

Жаркая борьба клюквы с атмосферностью, с переменным успехом от серии к серии. Попытка по сугубо коммерческим соображениям охватить все сегменты аудитории противостоит эстетическому чувству, которое у нечестолюбивого автора-подёнщика без сомнения имеется.

Он, судя по послужному списку, ни разу не мэтр, просто всеядный телевизионщик, оправляющийся снимать все, что скажут. Запомнил его лет семь тому по игровой поделке «Ласковый май» категории вошедшего тогда в моду пережёвывания застойных и постзастойных сплетен. На фестивале во Владивостоке и на Кинотавре постановщика общественности и представили. Сердце сжалось. Безотцовщина, детдом, колония. Казалось, полностью соответствует материалу, который снимает. Не только по внешним параметрам. Говорил «жувачка», рассказывая о работе с массовкой, которой категорически запретил пользоваться мобильными телефонами и жевать «жувачку». Сирота сиротой. А гляди, как вырос.

Вернёмся к зрелищу. Имитация фактурной артхаусной картинки в немалой степени за счёт дронов. Приём пока не надоел. Пройдёт год-два – примелькается, станет общим местом, но пока нет.
Бурелом с высоты птичьего полёта разрывает пасть комедии белых телефонов и соплям сельской мелодрамы.

В условной постсоветской глуши, сыгранной, кстати, очень уютно, с огоньком и пониманием, пропадает ребёнок. Каждый на подозрении, трупы и недомолвки множатся, а столичные сыщики один за одним навсегда увязают в жутковатой трясине, только набирающей зловещие обороты. Своего рода Твин Пикс, замешанный на свинцовой этнике советской выделки.

Боже упаси, не всерьёз. Почти ни разу не кино. Мягкая диванная обложка. Под пивасик, в трениках. Но глаз держит. Да и играют славно. Особенно некоторые.