December 8th, 2016

Настоящий детектив

Настоящий детектив (True Detective) 1 сезон
Ник Пиццолатто, 2014, США


То ли достоверный, то ли честный, то ли истинный. Похоже, третье. Внутренняя Америка как Внутренняя Монголия. Бескрайняя глубинка из пустошей, автозаправок, коптящих заводских труб, картона, реек и грязных вагончиков. Депрессия, нищета, безысходность. Причём депрессия белая. Целый мир белой депрессии. Вязкое тягучее повествование.

Парочка таких же, подстать ландшафту, в котором увязают, депрессивных копов, один незатейлив, другой замысловат: начитан и психически травмирован, расследуют и расследовали – действие развивается в двух временных плоскостях – изуверское ритуальное убийство.

По части обременения зрителя героями – явный перебор. Подробностей их личной бытовой безысходности очевидно больше собственно расследования, ради которого всё и затевалось, и это несколько утомляет.

Ещё перебор по части бездонных психологических глубин, вполне шаблонных, которые всякий раз так любят выдумывать американцы. Есть в этом что-то дремуче-провинциальное. Селян массово накрыло ещё до войны, триумфальным шествием доктора Фрейда по просторам прерий. Набоков тогда это демонстративно не переваривал. С тех пор у каждого психоаналитик, и всё глубоко, но почему-то одними и теми же словами.

И с мистическим привкусом тоже как-то задалось. Во-первых, не страшно, во-вторых, как бы авторы ни старались, зловещее ритуальное обрамление воспринимается исключительно в психиатрическом ракурсе.

Этим список робких зрительских неудовольствий и исчерпывается.

Сопровождение действия исповедальным закадровым голосом (в нашем случае голосами) душевно калечного героя традиционно для коммерческого кино, мимикрирующего под неформат. С Апокалипсиса-нау ещё, Малик, Мендес, Пол Томас Андерсон – далее везде. В нашем случае есть отличие – голоса по большей части врут. Показанные истории противоречат рассказанным, что, согласитесь, вполне себе приём. Один из.

Вообще форма сериала – как еда палочками – заставляет смотреть и ценить то, что выключил бы в полном метре. Вышла бы проходная психологическая драма, одна из множества подобных – смурных, независимых, полузависимых, правдивых, полуправдивых, декларативно не развлекательных. А тут смотрится, поскольку снято как кино, да ещё и кино безрадостное, и актёры не сериальные, а гляди ж ты – сериал.

А белых копов меж тем сменили цветные. На этом с самого начала один из акцентов. Белые курящие алкоголики, прячущиеся в работу от самих себя, неразборчивые в средствах и связях, для которых важен дух, а не буква – уходящая суицидальная натура. На смену им – психически крепкие чёрные карьеристы в белоснежных рубашках, чужие как инопланетяне, препарирующие списанных в тираж коллег с бесстрастием вивисекторов. И таких болезненных домашних, близких только соплеменнику обобщений в опусе великое множество.
Как и разного рода вкусностей, вроде начала настоящего действия лишь в предпоследней серии, тогда как шесть предыдущих оказываются прелюдией. Другие на этом этапе уже выдыхаются, с трудом доплывая до финишной ленточки, а тут всё только начинается. И играют по-взрослому, и звёзды. Да и драма это, настоящая взрослая атмосферная.
Тарантино вот во всеуслышанье посчитал её скучной, не досмотрев до конца даже серии. Лучшей похвалы и не придумать.