August 12th, 2017

(no subject)

Жарите куриную печень и прямо со сковороды, раскалённую, кидаете в смесь рубленных помидоров, красного лука, измельчённого пучка кинзы и чеснока, разумеется, с солью и перцем. Перемешиваете, ждёте четверть часа и употребляете под лепёшку.

Белые снеги

Вот думаю. Белые снеги. Я за Русь порвусь – не заштопаешь. А потом годы, десятилетия послом доброй воли за океаном. Русскую культуру продвигать. Подальше от результатов свержения несвободы, в коем, свержении, столь пламенно, пусть и не в рядах идейных мучеников, но участвовал.

Люди такие люди. Особенно творческие. Первым не брошу камня. Красные слова такие красные. Не шпана какая-нибудь замоскворецкая, чтобы за базар отвечать.

Да и призывают к ответу, как правило, те, кому послами воли стать не предлагали и вообще не было никакой возможности. Вот они невостребованность свою в доблесть и сублимировали. Дескать, не знаем счастья большего, чем жить одной судьбой, не нужен нам берег турецкий.

И не знаешь даже, кто милее, русский патриот за океаном или его хулители тут.

С разного рода власовцами (ни в коей мере не сопоставляю) ситуация и вовсе тёмная. Нынешние пламенные их обличители уверены, что попади они сами, румяные и упитанные, в лагерь для военнопленных, поступили бы иначе? Что хватило бы мужества мученически, в грязи и мерзости, совершенно безвестно отдать концы?

А не попал бы женераль Андре в плен в начале 1942-го, не исключено, был бы в золотой обойме сталинских главкомов, а то и вовсе самым золотым. Красовался бы теперь его конный памятник на Манежной.

А не пошёл бы Рыбак с Сотниковым? И сколько их, таких Рыбаков, от общего числа орденоносцев?

Федор Михайлович вот любил в таких материях копаться. Я не буду. Засосать может. В бездну.