January 30th, 2018

Лачуга должника (минисериал по Вадиму Шефнеру), Александр Котт, 2017, Россия

Попытка воссоздания популярного в СССР жанра лирической подростковой фантастики в её смешливо-драматической подкатегории имени Алисы Селезнёвой и половозрелого Электроника. Причём с намеренным постмодернистским переигрыванием – плексигласовыми скафандрами, обклеенными фольгой пультами управления, космическими кораблями из папье-маше с мигающими лампочками от ёлочных гирлянд.

Представителей жанра во время оно было немало, больше всех запомнился Георгий Гуревич с тревожным началом Яхты Здарга: «Конфликт между великой планетой Вдаг и крошечной Астреллой начался с обмена посланиями», из которого Жванецкий, похоже, и выудил героя одного из своих монологов: «Я писатель-фантаст. Дайте мне дорогу, я рассеянный! Я могу в любой момент под трамвай. Крупноголовые существа планеты Большой Центавр обрушили ядерные заряды на планету цветущий Галибарс!»

Но то столбовое направление, подкатегория же, о которой идёт речь, отличалась комичными русскими фамилиями, Советским Союзом в качестве места действия или же одного из мест, бодрым туристическим юморком с хитроватым прищуром, вспышками трескучей патетики, верой в светлое будущее и общей мечтательной вялосюжетностью.

Пионерская зорька в нашем случае обременена была зорькой комсомольской, с оттепельной борьбой за правду и выявлением подлеца Ромашова, того самого, из «Двух капитанов», только названного по-другому.
Как замечено выше, в повествовании всё намеренно несерьёзно, это игра в Шефнера в переносном и даже в прямом смысле (Шефнер единожды появляется в качестве эпизодического персонажа). Правда, понять это способно только дитя советского времени. Потому и неясно, на кого, собственно, рассчитано.

Серии на третьей мелодраматическая составляющая берёт верх над картонными звездолётами, и опус окончательно начинает походить на двух каверинских капитанов с вечной всепобеждающей любовью, призывом бороться и искать, и непримиримой борьбой с неубиваемым мерзавцем Ромашовым.

Понятно, что романтика исканий, схваток и большого чувства воплощена с изрядной долей стилистической отстранённости, нарочито в традициях неунывающих редакций молодёжных программ и альманахов юношеских дерзаний. Похоже, в 1983 году будущий продюсер Цекало зачитал-таки лениздатовскую книжку Шефнера до дыр.

И не только это. Его, как и постановщика, судя по всему, не отпускала «Обратная сторона Луны». Отсюда, кстати, и утомительный уже Деревянко, золотой фонд киностудии им. Горького, паренёк из «Ералаша».
Захотелось, наконец, своего, не франшизы. Вот и вспомнилось школьное. Про любовь и дружбу, с перемещением во времени и пространстве.

Повторюсь: сыграно представление не всерьёз, понарошку. Чистой воды постмодернизм, почти пародия. Для тех, конечно, кто склонен это улавливать. Для остальных же – восемь серий наивных приключений в столь же наивных декорациях.