May 27th, 2018

Мост (адаптация скандинавского сериала - швед. Bron, дат. Broen), Константин Статский, 2017, Россия

Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись. Если и сойтись, то на миг, случайным образом, на узком мосту, перекинутом зыбкой ниточкой между такими чуждыми вселенными.

Вряд ли можно сочинить подобную пропасть между Данией и Швецией. Пропасть меж тем и назначена главной героиней русского варианта скандинавской франшизы.
В оригинале встречаются антиподы-люди, у нас же – земли, миры, чудь с московитами, условный Запад с условным Антизападом. А криминальные смертоубийства лишь повод для столкновения антимиров. Повод поверхностный, мыльный, коммерческий, одним словом – сериал.

Занятно другое – чужую лицензию можно было набить своим смыслом. Вернее, дополнить, сбить фокус зрительского восприятия, переведя его на то, что в первоисточнике и не ночевало.

Бездушных целлулоидных арийцев олицетворяет Ингеборга Дапкунайте, приняв для достоверности облик инопланетянки Метёлкиной из всесоюзной кинокомедии «Через тернии к звёздам».
При том, что формально отвечает она исключительно за самоё себя, аутичную самку гуманоида с явными отклонениями, служа предметом насмешек даже для своих чухонских сослуживцев, русский глаз воспринимает её типической особью Оттуда, воплощением параллельной вселенной – мира чужих, примыкающего к нашему слева по карте.

И, ясное дело, столкнувшись с бревенчатой русской задушевностью, пластиковая угро-финнка начинает оттаивать, людеть, постепенно превращаясь в живого человека со всеми его слабостями и недостатками. Ход не нов, изъезжен перековками всевозможных иностранцев – неандертальцев, папуасов, заблудших капиталистов и т.п. – в советском кинематографе большого и малого стилей.
Столяров – Пореченков, Орлова – Дапкунайте, у них high-tech приют убогого чухонца в индустриальном центре, у нас морёный дуб и тепло родного очага в лесной чащобе.

Так что не говорите, что скандинавский оригинал, дескать, видели, потому и смотреть не стоит. Ещё как стоит. Тут нуар с конями, Марион Диксон в пушке и я люблю тебя, Петрович.
Видите, что можно сделать из простой швейной машины Зингера? Небольшое приспособление – и получилась прелестная колхозная сноповязалка.