July 31st, 2018

Прощальная вечеринка (Mita Tova), Шэрон Маймон, 2014, Израиль, Германия

Я твердил им в их мохнатые уши,
В перекурах за сортирною дверью:
"Я такой же, как и вы, только хуже'"
И поддакивали старцы, не веря.

Александр Галич (Гинзбург)

Старость не радость, а большая гадость. Драма-мелодрама с элементами трагикомедии, даже трагифарса. Панегирик эвтаназии.
Дома престарелых в Израиле – натура особая, предмет государственной гордости. Не все туда успевают попасть, но записаться в очередь можно. Потом ждать.

Богадельни там не в пример нашим, более всего похожи на дома-коммуны конца двадцатых – начала тридцатых годов, с общей столовой и отдельными пожизненными номерами – квартирами, кастеляншей и управдомом. Помещение в такое заведение старцев и стариц для их детей и родственников не позорно. Тут не прикончат, напротив, будут тянуть, что есть мочи.

Идея максимального продления еврейской старости – одна из краеугольных догм израильского катехизиса. Дескать, натерпелись, а Эрец Исраэль воздаст. Что, разумеется, не может не вызывать уважения. Всем бы так, особенно нам.

Однако излишнее рвение и законодательные препоны не позволяют закрыть глаза на то, что стоило бы и не заметить. Дальше изобретательная по форме драма, приправленная комедией. Так, к примеру, в одном из эпизодов герои вдруг начинают петь. В одном на весь фильм.

Лента о липком страхе беспомощной и мучительной старости. Собственно, всё.

Интересно, что самому Шэрону Маймону лишь 45. И оказывается он совершеннейшим гераскофобом на манер какого-нибудь Паоло Соррентино. И страшно ему от тихого и неотвратимого приближения будущности. Не дай бог ещё руки на себя наложит.