February 7th, 2019

Прогулка по эшафоту, Исаак Фридберг, 1992, Россия

Аллегория, фантасмагория, сюр, о существовании которого (которой, которых) по темноте душевной и не подозревал.

Зашла жена, скользнула ленивым глазом по экрану: – «Прогулка по эшафоту» что ли?
Ну вот. Как само собой разумеющееся. А я ни сном, ни духом. «Прогулка по эшафоту» прошла мимо меня. Я, судя по всему, в означенные годы гулял по совершенно другим местам. А ведь по юности могла бы и полюбиться.

Двое, он и она, заблудившись в лесу, оказываются на островке, с которого нет выхода. Тут происходят странные вещи. Островком командует одинокий господь Борис Плотников, то ли бог, то ли маньяк, то ли секретный физик. Демиург, одним словом.

Ломкая, с голосом изнеженной куклы, Ольга Дроздова (Она), модельная, будто с обложки глянцевого журнала. Бойцевитый лопоухий каратеист Дмитрий Певцов (Он). Можно было бы и потоньше лицедеев подобрать. Да и вообще всё можно было сделать тоньше, но 1992-й есть 1992-й.

А так: много подтянутого голого тела, штаны-мальвины, убогая буржуйская роскошь с золотыми алебастровыми финтифлюшками, загадочный плод киви, роль которого почему-то исполняет плод манго, кокосовый орех, верхушку коего хрупкая девушка легко срезает перочинным ножиком и прочие представления о райской ненашей жизни.
При всём том по-настоящему живописный кадр от небезызвестного оператора Нахабцева, музыка от нестарого ещё Артемьева, полтора часа загадочных умствований, самых разных фокусов-покусов, глубинных-преглубинных глубин и убедительная, в отличие от юноши с девушкой, игра богодьявола Плотникова. Практически, Смоктуновский. Ему, похоже, и подражал.

Общего смысла, однако, не улавливается. Его, похоже, и нет. В ткань повествования не зашивали, так что расшифровывать нечего. Так, по мелочи: столкновение советского человека (слово «советский» – плохое, произносится целых два раза) с иной, полной соблазнов и искушений, реальностью да набор словесных и визуальных метафор и аллюзий, от Бытия до Боттичелли.
Ощущение глубоко запрятанной умной начинки, той, что пытливый интеллектуал непременно раскопает, однако, присутствует. Создано россыпью многозначительной ерунды. Не введитесь, нет там ничего. Имитация.