September 6th, 2019

Мёртвые не умирают (The Dead Don't Die), Джим Джармуш, 2019, США, Швеция

Мэтр достиг уже той кондиции, когда в дежурном его опусе можно найти решительно что угодно. Как в помойном баке.
Каждой сестре по серёжке. Условный, очень условный зомби-апокалипсис в лесистой белой глубинке, именуемой Центрвиллем, то есть центральной деревней, олицетворяющей, понятное дело, центральномировую империю. Её патриархальную часть.

Зомби, вперившиеся в экраны своих айфончиков, консервативный селянин Бушеми, которого никто не любит, нарочито сделанный престарелым Трампом в бейсболке с надписью «Сделаем Америку снова белой», отстреливающий мертвецов-мигрантов и чертыхающийся «откуда они все понаехали?!»; причина вселенской катастрофы – «разрыв полярного пласта» (гидроразрыв пласта/сланцевый газ) и ещё бессчетное количество всякой узнаваемой каждым аборигеном требухи, актуального зубоскальства по мелочам в нарезке, своеобразное скетч-шоу внутреннего наполнения, самостёб-ассорти. Собственно, зомби-апокалипсис наравне с вестерном – традиционный американский жанр. Они там, как выясняется, поголовно к нему готовы.

Обаятельные флегматичные полицейские под водительством Билла Мюррея, инопланетчица Тильда Суинтон – явная пародия на Уму Турман из Килл-Билла. Тут вообще всё пародия, постмодерн же. Но, прежде всего, это игра в самого себя, в Джима Джармуша. Самоповтор как жанр.
Феллини когда-то этим кончил – игрой в Феллини. Годар тоже всё никак не угомонится. Болезнь типическая.

А ещё тамошнее политкорректное телерадио не называет зомби «зомби», хотя каждый американец знает, что это зомби. Называть зомби «зомби» это расизм. В телерадиоящике используется оборот «банды мародёров, собирающиеся на кладбищах». Что-то вроде афроамериканцев вместо негров.

Думал поначалу, сочинение без стержневой идеи, без сверхзадачи, просто решил затейник покуролесить. Позвал на капустник всех своих актёров. Тем более, ни одна составная часть не является тут обязательной, всё можно встряхнуть и перемешать. Джармуш-микс, джармуш-фреш, джармуш-салат, джармуш-винегрет. Ни о чём и обо всём одновременно.
Ан нет. Чёрта помянешь, он и выскочит. Мораль всплыла зачем-то в самом конце в виде осуждения общества потребления.

Но всё равно легкий рыхлый и совершенно необязательный для просмотра жанр. «Мёртвые хипстеры из Кривленда» сорвалось с языка у одного из персонажей. «Земля налетела на небесную ось» добавим мы от себя.