March 7th, 2021

о "Топях" вдогонку

И ещё пара слов о «Топях», вернее, об осмыслении оных широкой публикой. В который уже раз читаю отзывы, где очередной толкователь облегчённо вздыхает, когда добирается до упоминания одним из героев ядовитой воды, выбрасываемой химкомбинатом, что, дескать, и вызывает повальное галлюцинирование действующих лиц.

- Ах, вот он что, - просветлел лейтенант. - То-то я смотрю, он какой-то бред несёт: Казань брал, Астрахань брал, царём себя называет, Иваном Грозным. – Белая горячка, типичный случай, - подтвердил доктор.

Сложно ещё молодому милиционеру без квадратно-гнездового метода освоения художественных произведений. Не привык он пока ко всем этим фантасмагориям, не готов отказаться от материалистической картины мира, от диамата с истматом, особенно когда дело касается объяснения несмышлёнышам смысла опуса в каком-нибудь яндекс-дзене.

Вот и барахтается что есть сил, пузыри пускает, хватается за любую соломинку. А, ухватившись, ничего противоречащего прямой, как рельса, марксистско-ленинской картине мира, как бы не замечает. Ни чугунно-метафоричного железнодорожного состава, что каким-то чудесным образом кружит вокруг этих самых Топей, ни праведницы в тамбуре отчего-то в одежде ведьмочки, ни самой её, ведьмочки, истории, ни много чего другого.

Тяжело с ними, со стихийными реалистами. Во всё норовят встрять со своими термометром и штангенциркулем.

Это я не о художественной ценности сериала, для кого-то, если не многих, весьма спорной, но исключительно о подходе к восприятию. Нельзя же так откровенно тосковать по незамутнённой ясности милицейского протокола.