May 19th, 2021

(no subject)

Это ж надо так сцать со страху, что Платошкина испугаться до судорог. Кого-кого, но этого-то комедианта с такой же как он сам потешной фамилией. Какую угрозу может нести цирковой артист? Кто за ним пойдёт и куда?

Ан нет. Сцут не по-децки. То ли совсем тупые, то ли истерика у них там, что на воду дуют и зуб на зуб не попадает от каждого шороха.

Прицепной вагон к Дневному поезду

Чтобы окончательно расквитаться с темой и, сладко потянувшись, перевернуться на другой бок, необходимо добавить следующее.

Телефильм поставлен по рассказу Бориса Золотарёва «Невеста», высоко оценённому ещё Твардовским и, соответственно, опубликованному в Новом мире, том самом, культовом, в совсем иную эпоху.

Сам Золотарёв, урожденный киевлянин, потом подмосквич, почил недавно, в 2016 году, был и сценаристом ленты, столь же легендарной в узких кругах, что и означенный выше толстый журнал. Но не суть.

Посему, похоже, не своеволием Селезнёвой, но токмо лишь волею демиурга из фильма выброшены и добавлены, как теперь говорят, смыслы и перерасставлены акценты. Немного – пара-тройка, не более. Получилось лучше, на мой взгляд, но умолчать исходную версию, раз уж взялись изучать предмет, было бы в корне неправильно.

Ситуацию усложняет, что исходных версий, судя по всему, две. Первая – непосредственно рассказ Золотарёва, вторая – его же сценарий, по моим предположениям вкратце изложенный в статье о фильме в википедии.

Ни один из них ленте не соответствует. Рассказ «Невеста» – от слова совсем. От рассказа при создании картины решено было, видимо, отойти как можно дальше, ради такого случая даже героев переименовали и дали им совсем другие профессии.
Мало этого, нет в рассказе никакого Гоши-Эдисона с его женой Ингой и сыновьями. Их частично заменяет молодой вдохновенный экскурсовод, над которым беспомощно иронизирует московский гость, чем только усиливает отвращение к себе со стороны героини.

Короче говоря, неудовольствие перезрелой невесты вызвало то, что москвич преждевременно стоптался: сорока нет, а он уже стёрся, потух, сдался и выглядит свалявшимся войлоком, пусть и со следами былой неотразимости. Ей бы кого побойчее, а не этого, молью траченного. А этот уже всё. В физическом и душевном, и не поймёшь даже в каком сильнее. Она же втайне от самой себя ждала прынца. А он уже не прынц. Хотя в самом начале казался даже ничего, но одышка, шарканье и декларативный конформизм поставили всё на свои места.

Это в рассказе.

В википедии же совсем другая петрушка, хоть и близкая к картине, но не тождественная оной. Итак, что опущено в фильме, но присутствует на посвящённой ленте страничке в разделе «сюжет», который по моим предположениям есть синопсис, т.е. краткое изложение сценария, и могло бы сделать киноисторию не такой уж прямолинейной.

Игорь (Гафт) и милая пара многодетных чудиков – Гоша (Борцов) и Инга (Покровская) – однокашники, они, все трое, вместе учились. Притом Инга – студенческая любовь Игоря, которую когда-то увёл Гоша.

Не правда ли, многое меняется? Посему Игорь и решился навестить своих однокурсников только лишь с эффектной дамой под ручку, дескать, с личной жизнью всё, наконец, налаживается. Иначе стало бы неловко всем. Оттого и холостятствует, а не потому совсем, что хлыщ столичный. Из-за незаживающей раны. Из-за неё и в прошлом бабник. Оттого и в Москву уехал (в рассказе, кстати, он москвич урождённый). Во всяком случае, ещё и поэтому.

А безобидный Гоша, тютя и рохля, знай себе, не только бабу отбил, в бобылях оставив, но и в деле жизни обскакал. Гоше есть теперь, что предъявить апостолу Петру помимо двух своих сыновей, старшего из которых, кстати, зовут Игорем (своих ли?). Игорю-Гафту же – увы, отставка по всем фронтам.

Посему и можно простить низкий (от слова «низость»), но елё заметный срыв. По всем позициям ведь обштопал его святой бессребреник, без портов, можно сказать, оставил. Да, он устал и облысел, но усталостью и лысиной неотразимого Гафта.

Всё это видит и героиня, Вера (Терехова), в Новом мире – Эмма, глубоко внутри себя ощущая (где-то очень глубоко) нечто большее, нежели дежурное участие ко вроде бы пижону, на самом деле – жертве. Так излагает вики, так что финал в синопсисе открытый. В отличие от фильма, где акценты расставлены безжалостно. Игоря жалко исключительно зрителю, но никак не высокоидейной героине.

Собственно, всё. Тема, кажется, исчерпана.