October 5th, 2021

Высшая форма (Perfect), Эдди Алказар, 2018, США

Манерное эстетское кино. Со значением. Ровно как в приписываемых Хармсу анекдотах: «Ничего ему не сказал, только пожал руку и в глаза посмотрел. Со значением». Ну, вот так же.

Картинно-видовое, тягучее, глянцевое. Блуждания в сумеречных лабиринтах сознания, сознания болезненного, извращённого. С полнейшей неочевидностью реальности реального и ирреальности ирреального. С невозможностью отделить сон от яви и неопределимостью текущего состояния героя, вроде бы совершившего непоправимое и потому направленного в странную технически продвинутую клинику для поправки психики.
Клиника, возможно, ему только мерещится. Или мерещится убийство. Или производимое в клинике очищение сознания и есть смерть, и мы следим за кончиной убийцы, по наступлении которой он воссоединяется со своей жертвой. И прочая и прочая. Возможных толкований воз и маленькая тележка.

С заумным зрелищем частично мирят ландшафты. Страсть как люблю непроходимые бескрайние, до горизонта, заросли, да ещё и в горах.

Снято если не в манере, то в духе Алекса Гарленда, Люсиль Хадзихалилович и в чём-то даже Йохана Йоханнссона, с лёгкой претензией на фантастику.

И – да, тот самый артхаус в общеупотребительном, если хотите, негативном смысле. Психоделическое занудство, местами красивое, местами жалкое. Но красивого больше.