October 19th, 2021

Эпигонство, как равноправная форма существования

Простой люд, как правило (исключения – по пальцам руки), предпочитает адаптированные сериалы, переснятые в привычных декорациях, с привычными лицами, на привычном, то есть родном люду, языке. Для него, люда, сериалы, собственно и адаптируются. К месту, мыслям, кругозору, вкусам, интонациям, языку, мимике – далее везде.

Незатейливой аудитории противостоит публика продвинутая. Тонкие ценители попкорна предпочитают оригинальные версии вторичным поделкам, ибо только так и можно оценить авторский замысел. А любой пересказ – для незатейливых и ленивых умом. Тем более, у нас тут такого напереснимают, что хоть стой хоть падай. Кое-кто из особо восторженных считает даже, что по аутентичным сериалам можно судить о реальном житье-бытье обитателей вожделенной заграницы.

Есть ещё третья ступень духовного совершенствования. Это когда непременно на языке оригинала. С титрами, а то и без оных. Тут и сам в лаптях не зайдёшь. Боязно. Посмотрят на тебя, чумазого, так холодно и высокомерно, что ей богу лучше б сразу с лестницы спустили.

Как бы то ни было, переделывают чужое кино на свой лад чаще всего и вправду для зрителя массового, невзыскательного, а само адаптируемое кино, как правило, сугубо коммерческое. Отрицать это бессмысленно.

Однако столь же распространённое мнение о посредственной выделке кинематографической адаптации: дескать, копия всегда хуже оригинала – во многом спорно. В кавычки тут приходится брать решительно всё. Ибо это не всегда копия, она не всегда хуже, да и сам оригинал далеко не всегда является оригиналом.

Взявшись переснять что-нибудь по лицензии, можно ведь это что-нибудь и улучшить. Это первое, что приходит на ум. Особенно если исходная поделка оставляет желать. Очароваться корневой мыслью и вложиться по самые помидоры: нанять более умелых актёров, художников, операторов, композиторов, и прочая, и прочая.

Или, скажем, решить приобретённую за кордоном историю в принципиально ином стиле, скажем, сделать из проходного полицейского детектива нуар, новую волну, психоделику, медитативную живопись и т.п. При той же фабуле и даже диалогах.

А можно, просто, выдернуть из оригинала стержневую идею и от души потом в неё поиграть. Вязкий и стильный, болезненный и живописный «Метод» – наглядный пример подобного рода трансформации. Особливо первый сезон.

Наконец, можно взглянуть на исходник сквозь призму постмодерна. Первое, что приходит в голову – бесподобная титовская интерпретация «Тётки Чарлея», о которой что-то такое в своё время даже писал.

Короче говоря, возможны варианты, некоторые из которых вполне успешно реализуются. В конце концов, хрестоматийный пример оригинала и ремейка, считающихся нетленной и равноценной классикой: «Семь самураев» и «Великолепная семёрка». Оба не особо мне интересны, но то – сугубо мои трудности. Частенько иду не в ногу. Спотыкаюсь.

Так что предвзятое отношение к ремейкам и адаптациям – не более чем пустая заносчивость, ибо каждый случай индивидуален.

Да и сам, что греха таить, за редкими исключениями предпочитаю заморским первоисточникам русские адаптации, ибо плоть от плоти сын своего народа. По простецким пристрастиям – уж точно.