November 12th, 2021

О сухости во рту

- Может, напишете про «Седьмую симфонию»? Какое же это… (крайне нелестное определение – М.Д.).
- Для этого нужно заставить себя посмотреть.
- Не советую... Но, вдруг...
- Полагаю, там Сталин соревнуется с Гитлером в бесчеловечности. Но маленькие живые люди противостоят произволу Лубянки и блокаде нацистов. И исполняют-таки Седьмую симфонию назло смерти, голоду и чекистскому произволу, ибо в ЧК тоже разные люди работали, хорошие иногда попадались. Как-то так, наверное?
- А вы точно не смотрели сериал?

Диалог с одним из моих подписчиков


«Седьмую симфонию» я так и не видел. Возможно, пока. Поэтому ничего плохого сказать о ней не могу, могу только хорошее: надрывное высокобюджетное кино с актёрами первой величины, что видно по эпизодам-анонсам. Так что далее речь пойдёт не о данном конкретном сериале, а об общей, назовём её так, тенденции. Если, не каноне.

С поддержанного большинством городского населения (что греха таить) переворота 1991 года и узаконенного оным почти десятилетнего разгула свободы слова, непредставимого ни в одной западной стране, под строжайший запрет в федеральных СМИ попал только позитивный показ коммунистов. Просоветская повестка выгрызалась самоцензурой телеканалов с остервенением. Ибо страх красной реставрации был у власть предержащих чрезвычайно велик. Во рту ощущалась сухость, мучила диарея, тряслись поджилки.

В те годы и выработан был канон кинопродукции, так или иначе затрагивающей советское бытиё, в первую очередь, конечно, Войну и Великую Победу.
Не берусь сказать, спущена ли была директива напрямую или же шаблон составлялся внизу, путём проб и ошибок, сообразуясь с удовольствием или неудовольствием на лицах начальствующих субъектов. Так или иначе, но консенсуса добились. По утверждённому тогда регламенту кино по сию пору и снимается.

Вроде уже и коммунистов разрешили показывать не зверьми, а регламент так и остался неизменным. Ибо касается он стержневого – идеологии власти, которой вроде бы нет. А поди ж ты.
Патриотическая общественность всё сокрушается из-за запрета этой самой идеологии, которая-де ой как нужна, прогрессивная же – радостно улюлюкает.

Идеология меж тем никуда не девалась ещё с Первого съезда народных депутатов, и в соответствии с ней Войну нужно показывать, опираясь на ряд простейших смысловых правил.

- Победа в Войне принадлежит народу. Победил народ, а не власть. Вопреки власти.
- Народ не имеет никакого отношения к власти. Власти Победа не принадлежит.
- Власть, конечно, была разная, на местах и на конкретных постах, попадались приличные люди из народа (который победил), но верховная власть всегда была плохой и только тем и занималась, что вставляла палки в колёса, мешая народу победить.

В каждом, даже самом завалящем фильме о Войне обязательно должен присутствовать мерзавец-особист, лагерный барак, или же мудрое полевое начальство, с риском для жизни вынужденное обходить вредительские приказы ставки. И прочая.

Даже в духоподъёмной ленте «Салют 7», совсем вроде бы не о Войне, ЦУП тем не менее воюет с Политбюро ЦК КПСС, которое мешает космонавтам выполнять задание, вставляя палки в сопла космических кораблей. Джанибеков, прямой участник тех событий, говорят, возмущался, ибо никакого кремлёвского самодурства и волюнтаризма в той истории не было.

Но против обкома не попрёшь, сказали изобличить преступный строй – выполняйте. Потому как неспокойно как-то, во рту сухо, опять же диарея, и поджилки трясутся.

Кое-кто, правда, брыкается. Независимый проект «28 панфиловцев» – живой тому пример. Писал о нём в своё время. У картины есть, разумеется, недостатки. Вернее, её нужно воспринимать правильно. Лента представляет собою ровно то, на что претендует. Но особистов в ней нет, и Сталина нет, и бараков. Просочились ребята мимо жерновов цензуры, деньги у державы не клянчив. И сняли в итоге крайне сомнительный в плане господствующей идеологии фильм. Дай им бог здоровья.

А циркуляры всё спускаются и спускаются. Генеральная линия там наверху одна, прямая и звонкая, как рельса. Не могут же все постановщики и сценаристы в своих творениях независимо друг от друга так дружно совпадать. Катехизис существует.
Так что официальная идеология у нас таки есть.

А ещё непонятно, если бы мы войну, не дай бог, проиграли, её проиграл бы тоже народ? Или власть? Вопреки или, так сказать, при поддержке?
Если победа, то народа, а поражение то Сталина и его клики, так понимаю?

Хорошо они там наверху устроились. Только неспокойно. Во рту сухо, опять же диарея, и поджилки трясутся во всех местах.