Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

А вы говорите, что вам не везет

В далекой Монголии жил-был мальчик, которого не любили родители. Ничем иным не объяснишь, что мама с папой назвали его Жугдэрдэмидийн Гуррагча.
Не любили его не только родители, но и все, с кем он встечался. Потому что иначе нежели "эй ты, узкоглазый" звать его были не в состоянии.
Несчастный мальчик решил стать военным. Учеба в летном училище давалась ему легко, так как никто ничем его не обременял. Ведь для того, чтобы отдать приказ юному курсанту, его нужно было вызвать. На это никто не решался.
Училище новоиспеченный военный закончил на "отлично", за все годы обучения его ни разу не вызывали к доске, а оценки ставили просто так.
Началась служба. Коллеги летали на стареньких советских МиГах, а Жугдэрдэмидийна к самолетам не подпускали. Редко кто мог без ошибок напечатать летное задание для Жугдэрдэмидийна Гуррагчи, а уж озвучить его отважных и вовсе не находилось. Редкие смельчаки безнадежно увязали на первой же строке с именем летчика.
Руководство воинской части, изрядно намучившись, решило сплавить его с глаз долой, за границу. Так Жугдэрдэмидийн Гуррагча стал первым монгольским космонавтом.
Первыми в СССР, кто в полной мере оценил весь масштаб произошедшей трагедии, стали дикторы советского радио и телевидения, которые, как по команде стали уходить в оплачиваемые и неоплачиваемые отпуска, а также на пенсию по выслуге лет. По решению Комитета по телерадиовещанию оставшемуся дикторскому составу вылатили тринадцатую зарплату, а ведущих программы Время даже наградили орденами Дружбы народов.
О том, как звали Жугдэрдэмидийна Гуррагчу в отряде космонавтов история умалчивает.
Известно лишь, что по завершении орбитальной миссии и триумфальной отправки представителя братской Монголии в Улан-Батор весь Звездный городок, а также Байконур направили Брежневу коллективное ходатайство чтобы больше такого не повторялось. Поэтому Жугдэрдэмидийн Гуррагча стал не только первым, но и последним монгольским космонавтом.
Мучения страдальца закончились лишь в 1997, после того, как в Монголии официально разрешили клановые имена. Гуррагча принял клановое имя Сансар и смог, наконец, жениться.
По ночам Сансар вспоминает далекое детство, когда он еще был Жугдэрдэмидийном, и плачет. Об этом свидетельствует журнал "Монголия" (1981 г. №4, материал "Зов далеких звезд"):

"До сих пор лежит в юрте его отца плетеная ивовая корзина, в которую собирал коровьи лепешки маленький Гуррагча".

Tags: лица, мусор в голове
Subscribe

  • Поклонская и Кабо-Верде

    А вот ведь кристальной чистоты сердца и чеканного мужества сказочная красавица с огромными голубыми глазами, неподкупная, душой не кривящая,…

  • И ещё про Грету

    Она - феномен коллективного религиозного сознания западной цивилизации, яростно распростившейся с традиционной религией. Однако религиозность просто…

  • (no subject)

    Третий день мусье Поддубный заявляет с экранов, что талибанский кабинет министров Афганистана инклюзивный. Без каких-либо расшифровок. Ему вторят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments