Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Любимое кино 30

Полеты во сне и наяву. Почти безупречное, фактурное кино, настолько, что повод для этого "почти" один единственный - песня в финале, исполненная зачем-то не Марылей Родович, а Валерием Леонтьевым. Да и без песни этой можно вовсе обойтись, благо, был композитор, сочинивший завораживающую тему, вернее, одну из двух тем, не хуже какого-нибудь Артемьева. Композитора звали Вадимом Храпачевым, но это я сейчас посмотрел. Имя до сих пор ничего мне не говорит. А Артемьева вспомнил потому что мелодии вполне себе электронные. Год издания - 1982. Толкования, вернее, варианты восприятия, бродили разные. Наиболее распространенный, естественно, русский классический - Среда заела - с изрядной долей антисоветчины - именно советская среда и заела, не дав реализоваться яркому талантливому человеку. Вот, типа, и мыкается, ни себе, ни людям покоя не дает. С темой Среды органично смыкается еще одна традиционная русская тема - тема Лишнего человека. И в первую очередь, конечно, Иванова. (Ходульный Протасов курит. Он вообще курит по причине плакатной толстовской нудности). А еще, пожалуй, - Треплева. Опять же латентный диссидент. Понятно, что советская власть ни в чем не виновата. Такого рода коллизии можно перенести в любое место и время, и прозвучат они столь же пронзительно. Правда, в другом месте и времени кормить героя-бездельника уже никто не будет. Второй вариант рассудочного толкования использует систему образов, связанную с психиатрической лечебницей. Тут всё несколько проще, хоть и метафоричнее, - версий две. Согласно первой, главный герой - в незавидном положении нормального, коротающего жизнь в сумасшедшем доме, по другой, диаметрально противоположной, - болен именно он, а все остальные здоровы, хоть и невеселы. Интересно, что автору сценария Виктору Мережко рефлексии были неведомы, героя он воспринимал с картонной солдатской прямотой - исключительно как "вредоносца" (цитата), то есть однозначно отрицательным. Таким, как выяснилось, и сочинял. А еще интересно, что режиссер Балаян так ничего сравнимого с Полетами и не снял, хоть фильмы ставил. И каждый последующий был хуже предыдущего. А еще - финальную сцену стырил у Вайды из Пепла и Алмаза. Только там Цыбульский зарывался в развешанное для сушки постельное белье. Янковский же - в солому.
Tags: про кино
Subscribe

  • (no subject)

    ТГ Зрительный нерв о кино и не только от Михаила Дряшина t.me

  • Лирическое предостережение из ТГ-канала Зрительный нерв

    Я могу не совпадать с автором в оценке ситуации в стране, политических взглядах, видах на урожай, сексуальной ориентации или в отношении к режиму.…

  • Зрительный нерв

    И вновь. Почесал в затылке, концепция поменялась, и решил что буду отныне периодически напоминать о своём ТГ-канале, терпите: t.me/dryashin

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment