Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Про кино

Конспективно. Размышлизмы о некоторых фильмах. Имеет смысл читать, если видел.

Звягинцев. Возвращение

Евангелическая тема, быть может, тайная вечеря – семейный ужин – вино и преломление, в данном случае, курицы. Так как она тайная вечеря, соответственно, отец – пастырь, остальное – паства. Тут же и богоматерь и, видимо, Мария Магдалина.
Кроме того, сыновья – Иван и Андрей - имена апостольские.
Кроме того, спящий в начале фильма отец напоминает распятие, по-моему, Дали. Отец затем приносит себя в жертву.

Фрейдистская тема – видимо, основная - Эдипов комплекс со всеми вытекающими из этого последствиями. Сын убивает своего отца, и отцом становится старший сын (Большой брат – вспомним Оруэлла). Тут и ревность к отцу и борьба за первенство и т.д. и т.п. Достаточно открыть Фрейда.

Античная тема – лодка, перевоз покойника через Лету. Старший сын становится Хароном (мотор заглох) и с веслом везет отца  в царство мертвых, коим и является, видимо, так называемая реальная действительность (большая земля вне острова). Причем, отец не гребет, ни туда, ни естественно, обратно. Это его перевозят. Он мертвец. Сразу.

Языческая похоронная. У индейцев и других туземцев в лодке хоронили – клали вместе со скарбом (в данном случае – загадочный сундук), да и отправляли на волю волн.
 
Мистическая тема с исчезновением отца с фотографии и испорченным мотором (2 поломки – в ту и другую стороны).

Таинственная тема с ушедшим вместе с отцом сундуком и загадкой его жизни.

Тема преодоления себя с обязательной жертвой – вышка, смерть отца. Причем сам жаргонный термин «вышка» приобретает свое буквальное смысловое наполнение – вышка – смерть.

Опять же остров. Вспоминается картина Арнольда Бёклина «Остров мертвых», с лодкой и мертвецом.

Феррери. Диллинджер мертв

Сторона первая.
Это об относительности системы координат. Систему координат так легко изменить. За одну ночь. Реле щелкнуло, пошел процесс в голове. Закончился выстрелом, который уже просто выстрел, не больше. И все. И Таити.
И исчезли как мираж все ценности европейской цивилизации. Вместо костюма и дипломата, языческое ожерелье на шее, да веселый Роджер. Все просто. Устои зыбки, они - условности,  декорации, искусственные умствования. Выйти за них легче легкого - нужно лишь чтобы реле в голове щелкнуло. Не больше.
А не нашел бы револьвер, не щелкнуло бы. И опять поутру костюм и дипломат, и так до конца жизни. Лет через 20-30 могильный камень у церкви и скорбящие добропорядочные родственники во главе со вдовой.
Если, конечно, у нее до того не щелкнет.
(Только вот не надо, о том, что под маской цивилизованности в каждом человеке сидит дикарь. Пошлость, шаблон, бред советского кинокритика-орденоносца. Феррери бы от подобной трактовки застрелился.).

Сторона вторая
Это о пустоте. Персонаж фантастически пуст и потому придурковат, и потому инфантилен. Игры добрые или жестокие (ребенок не различает), но игры. Вакуум надо чем-то заполнить. Всем, что попадается под руку.
Заметили, как пустой, как барабан, герой находит револьвер? Сверточек с револьвером завернут в газетку. Непридурок сначала бы поинтересовался главным - что в сверточке, а уж потом газетку почитал. Я имею в виду нормального, у которого с фокусировкой все в порядке, который понимает, где передний план, а где фон.
Наш же мудвин интересуется в порядке попадания в руки, т.е. по мере поступления. Газетка первой попалась, прочтем газетку, попался бы первым револьвер – занялся бы револьвером. Гомункулус, ей богу.
Т.е., умничая, резюмируем: фильма о человеке-оболочке, об идеальном продукте (герой Пикколи имеется в виду) общества, гордящегося своим устройством. Вот он любимец профессора Выбегалло! Уродец общества потребления.  Потребности удовлетворяет, значить.

Сторона третья
Это иллюстрация понятия "заигрался" - когда начинается с пустяка, ерунды, как спички, попавшие в руки ребенка. Сначала фигурки из них сложить, потом в зубах поковырять, затем дымовуху сделать. В итоге горит детский дом со всеми его обитателями. А не нашел бы коробок - ничего и не было бы.


Сторона четвертая (побочная)
Это о власти вещей, о том, что предметы управляют человеком. В каждую минуту он раб предмета, с которым сталкивается. Будь то желе, револьвер, газетка, проектор, Жирардо. Стреляет по Чехову не только ствол, последовательно стреляют все предметы, используя в качестве инструмента нашего биоробота. И он совершенно к этому готов, поскольку начисто лишен индивидуальности, своего собственного содержимого. Он - пустой сосуд, постоянно наполняемый извне, оболочка.

И все. И ничего сложного. Фильм простой как три копейки и потому гениальный.
А какая музыка в конце!


Тарковский/Лем. Солярис
 
Суицидальный «Солярис» (роман):
Начинается с самоубийства (Гибарян), далее – воспоминание о самоубийстве (настоящая Хари), попытка самоубийства (псевдо-Хари), далее – кульминация – самоубийство (псевдо-Хари). И заканчивается мыслями о самоубийстве, или боязнью оного (Кельвин).

Трансформация Тарковского.
Солярис и Сталкер (кино). Общее – машины исполнения желаний, причем и там и там подсознательных. А если религиозно: Океан и Комната – лики.

Еще о Солярисе (фильм). Пропагандируется идея Стыда как идея спасения. И, действительно, стыд мучает всех обитателей станции. Материализующийся стыд. Всех кроме одного – главного героя. Он потому и герой, что не стыд его терзает, а совесть. Стыд вне заповедей.
Оказаться голым в общественном месте стыдно? Безусловно. А плохо ли, злодеяние ли это? Конечно, нет.
Довести человека до самоубийства – преступление? Да. Стыдно это? Странный вопрос. К стыду это никакого отношения не имеет.
Вот если бы Крис Кельвин трахнул в детстве лягушку, а она бы ему приснилась? Вывел бы он ее в кают-компанию на лицезрение окружающих? Вряд ли.
А у остального экипажа именно лягушки, а не Хари. Они со стыда сгорают, а не совестью мучаются.
Недаром раньше: «ни стыда, ни совести», т.е. подлец, да еще и охальник.
Подлецу-то не стыдно, а вот охальнику…
Стыд, как и честь понятия языческие. К нравственности отношения не имеющие.
Судите сами. Гусар трахнул девицу. Она честь потеряла. Опозорена. А он? С ним все в порядке. С точки зрения нравственности – он злодей, она – жертва. Т.е. он должен был быть опозорен.
Или: оскорбленный отказался вызвать обидчика на дуэль. С точки зрения нравственности – он жертва, да еще и великодушная, простившая и не желающая кровопролития. С точки зрения чести – трус. А обидчик – герой.

Далее о Солярисе (Тарковский). Идея второй попытки. Все списывают эту идею на всякую восточную дребедень по поводу отработки кармы. Но, заметим, что это просто желание, которое мы сами подсознательно осуществляем, так же неосознанно конструируя обстоятельства.
Лучшим доказательством тому – компьютерные игры, сделанные именно так людьми, как правило, не знакомыми с всякими янями с инями. Повторение попыток прохождения уровней. Уровень больше не повторяется, если преодолен. Каждому хочется вернуть проигрышную ситуацию и выкарабкаться.
Если не нравится такой подход, то, пожалуйста: наказание за грехи повторением. Это как раз и называется традиционно совестью. Чтобы помучился. Или стыдом, если с моралью не связано.
Но все это одно и тоже, дело в терминологии. Вся философия – дисциплина сугубо терминологическая (лингвистическая, семантическая, языковая, словесная в конце концов).

Но основное содержание Тарковского Соляриса – фантазия на тему Охотников на снегу Брейгеля (такой большой клип) – остальное – мелкие частности.

Жанр американского кино: фильм-искупление. День сурка, Чего хотят женщины. Кстати, Солярис – тоже фильм-искупление.

Далее - по мелочи

Скотт. Чужой

"Чужой" – болезненное восприятие беременности. Интересно изучить личную жизнь Ридли Скотта того периода, быть может, жена была беременна.

Смирнов. Осень

«Осень» Смирнова и «Затмение» Антониони – Вечер у Скобкиных до прихода главы семейства – Вечер у соседки в ожидании приезда ее мужа: девичник под африканские картинки по телевизору – девичник под африканские картинки на стене из проектора. Наш ответ Антониони.

Герман. Хрусталев, машину!

В "Лапшине" идет спектакль, а некий зритель видит только декорации, да, может быть, тени артистов на этих декорациях. Видит, как декорации меняют от акта к акту. И все. В результате получает несравненно более полное представление о спектакле, чем  сидящие в первом ряду. Он домысливает спектакль, понимая, что за тем, что видит, скрывается несравнимо большее.
В Хрусталеве он и декорации видит и артистов, но, почему-то что артисты, что декорации, все одним цветом и фокусом. Все также  как и в Лапшине. Но на хрена тогда артисты? Не нужны они вовсе. Или давай разделяй, что в фокусе, а что нет.
Ну, зачем Сталин, скажите на милость?
Если ему быть, то снять его надо ирреально. Не его лично, а весь этот эпизод. Как у Бергмана. Ирреальный эпизод посреди бескрайней степи формальной скуки. По принципу: получил фашист гранату? Вздрогнул? То-то… Не расслабляйся.
Фанни и Александр помните? Такой вот брат Исмаил.
А тут, что Сталин, что не Сталин. По исмаиловскому правилу только Машины в Ночи.
И потом, слишком много всего, не находите?
Тут и мужеложство, и Сталин с Берией, и машины в ночи, и пляски святого Витта по единению с народом и т.д. и т.п. Инопланетян только не хватает.
Из серии: что бы еще придумать.
Либо фокус и фон, либо равномерный поток сознания и действительности, либо тот же поток, но с ирреальным всплеском, снятым совсем по-другому.

Шахназаров. День полнолуния

День полнолуния Шахназарова – экранизация Хармса, (по-моему, Трамвай), где они едут и не знают какая между ними связь и не узнают до самой смерти.

Кино Оттепели

«Случай из следственной практики» Аграновича, «Городской романс» Тодоровского, «Короткие встречи» Муратовой, "Двое" Богина. И кто теперь помнит Аграновича? Что теперь Тодоровский? Что Муратова? Что Богин? А тогда что? Любопытная идея стилистики времени. Хорошая была стилистика. А люди, может, и ни при чем.
А если при чем? Что, все они смотрели французскую новую волну?
Где? Во ВГИКе?

Tags: про кино
Subscribe

  • (no subject)

    ТГ Зрительный нерв о кино и не только от Михаила Дряшина t.me

  • (no subject)

    А ещё, мне просто интересно, нахуя (пардон, но "зачем" в данном случае неуместно) они взяли обыкновение показывать сериалы по одной серии в неделю?…

  • Дальний космос (Stowaway), Джо Пенна, 2021, США, Германия

    Stowaway – безбилетник. Твёрдый механистический НФ в последнее время перестаёт быть редкостью, что несказанно радует моё мальчиковое сердце. А тут…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments