Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Территории

Всё как-то не складывалось. За день до отъезда я простыл. Липко, сопливо, решительно, с жаром и немочью, преследуемый шлейфом носовых платков, ежесекундно встречаемых во всех уголках квартиры и сразу же теряемых вновь.

Однако, перележав сутки, втиснул-таки себя слабенького потного в самолёт и вывалился из него уже в полупустом аэропорту им. Давида Грина, известного публике как Бен-Гурион.
Аэрофлот деревянным женским голосом, проговаривавшим все буквы, на рязанском английском пожелал мне счастливого пути и был таков. Постылая эта компания, кстати, с корнем вырвала из фильма "Москва слезам не верит", предлагаемого среди прочих к просмотру во время перелёта, сакральный вопрос-ответ: - А что вообще в мире делается? - Стабильности нет, террористы опять захватили самолет. Гость Баталова успевает лишь уведомить хозяина, что утром шёл дождь и осекается на полуслове.

До открытия сезона ещё далеко, потому публика путешествовала всё больше случайная, сонная или же хмельная, казалось сама точно не представлявшая, какого бенциона её сюда занесло. Плюс непременные богомолки в платочках, плюс привередливые хасиды в широкополых шляпах. На одном приметил сразу две - одна в дугой, под которыми, точно знаю, ещё и кипа прячется. В руках у многих специальные пластиковые футляры для переноски этих самых шляп или же коробки из-под них. Футляры особой англоязычной марки, название которой сразу же выдуло из моей больной головы. Так и не понял, передвигаются они с этими ёмкостями повсеместно, как музыканты с футлярами для инструментов, или же просто удачно прикупили шляп для всей общины и едут теперь с ярмарки.

Погода обещала быть моей. После тридцатиградусной жары, о коей проведали местные, – двадцать – двадцать пять. И так всю неделю нашего пребывания.

Полчаса вглубь

Встреча, близкие, охи, трёп, расставание с женой – её ждал десяток подопечных оболтусов, гиперактивная программа по обмену и дорога налево, до Хайфы.
Меня же женины родственники увозили прямо, вглубь – в пресловутые еврейские поселения среди палестинской автономии. От Газы, правда, далеко, места поспокойнее, но статус тот же.

Минут через двадцать, расстояния тут детские, путешествия по ландшафту категории «пыльный песчаный карьер», когда холмы по обочинам выросли, щебёнка подёрнулась квёлыми кустарниками, а в поселениях там и сям стали возникать минареты, мы миновали жестяное предупреждение о въезде на территорию ПА и еврейский кпп, досматривавший встречные машины. Обратным же никто не препятствовал – смотреть в глаза опасности дело интимное – и мы понеслись ещё круче вверх, петляя серпантином дороги по холмистой возвышенности.

Вслед за пейзажем сменился и воздух, из которого полностью ушло море, делающее его столь узнаваемым сразу по прилёте, уступая место обычной, в меру сухой дачной свежести.

По полупустой дороге курсировали арабские такси с зелёными номерами, частный автолюбитель да в основном школьные автобусы.

Ещё минут через пять выкристаллизовался пропускной пункт, а с ним, если присмотреться, целый опутанный проволокой райончик. Из будки выглянул некто Лёва, обаяшка лет шестидесяти, одутловатый, явно пьющий, с кобурой и неистощимым запасом анекдотов из прошлой жизни.
Короче говоря, мы приехали на Территории.

DSC_0044

Форпост колонистов включает в себя аж три деревеньки коттеджного типа: ультра-религиозную, американо-религиозную и светско-религиозную, в которой, собственно, я и осел. Строения каменные, других тут не терпят даже бывшие америкосы, привыкшие у себя к домикам из папье-маше. Внутри всё как в метрополии: магазинчик, детсадик, пара автобусных остановок, два вагончика-синагоги: сифардская и ашкеназийская, уборка мусора да невидимая охрана. У американцев же целый торговый центр, призванный охватить весь триумвират, с общинной администрацией. Субботу в полусветской деревеньке держат по желанию, остальные – строги.
В полусветской, кстати, функционирует какая-то известная ешива, куда автобусом свозят учиться со вполне легитимных земель.

В целом же – стандартный спальный райончик: днём пусто, с пятницы по субботу мёртво, по праздникам – массовые безалкогольные шашлыки.

Говорят, огнестрел колонисту купить не проблема: 900 шекелей да курсы стрельбы – и кобура с каким-нибудь браунингом у вас на поясе. Ещё 65 шекелей ежемесячно за охрану. Правда, помимо гражданского Лёвы с анекдотами служивых в резервации не видел. По поверьям патрулируют.
Тихо тут.

DSC04721

В полусветской деревеньке непривычно много собак. Много собак – много бывшего советского люда. Местные-то собак чураются: читал, некошерные они; «русские» же друзей человека пивечают.
Двух огромных бетонных псов, выкрашенных золотой краской видел у ворот одного из коттеджей. Хозяин, стоматолог откуда-то из-под Жмеринки, дом имеет богатый, с лепниной и канделябрами. На территориях грех не блеснуть – недвижимость дешевле в разы.

Украинская диаспора, составляющая подавляющее большинство русскоязычных, в массе своей пропутинская. Причина – острая зависть к россиянам, получающим русские пенсии, и ощущение твёрдой руки, которой остро жаждется тут.
Путин вообще популярен среди знающих это имя. Минус идейные антисоветчики, коих немало в любой эмиграции, в первую очередь, еврейской, как наиболее многочисленной и пламенно недовольной.

Море

Герцлия. Первый день купального сезона. Французы на серфах, абрамовичи на яхтах. Тепло. Солнце. Загар.

DSC_0135

Аполлония. Разрушенный арабами замок крестоносцев. Ныне – пионерский новодел, творчество красных следопытов. Картонные рыцари, стрелки, детские рисунки. Весеннее разнотравье.

DSC_0118

Ночная зима – полгода

Через пару дней на территории к простудному мне приехала такая же насмерть простуженная экскурсией по Иерусалиму жена, да так и осталась. Не заражать же детей, и сама никакая.
Каменные полы, отсутствие отопления, хронические сквозняки от кондиционеров растягивают ночную израильскую зиму на полгода. Днём может и жарко, зато к вечеру – сырой каменный мешок с десятком одеял и воспалением лёгких.
На улице всегда теплее.

Мелкие радости

В торговом центре резервации распространён литровый «Александров» голландского производства. В переводе на рубли – двести с лишним за поллитра. Вполне себе мил и мягок, если не выкаблучиваться. С лёгкой сладковатостью.

DSC_0150

мутный

Настроение

Ветер, континентальные перепады. Зато вид за окнами. Тут хорошо не работать. Получать пенсию, владеть домиком. С печкой. Или чтоб на круглосуточный кондиционер хватало по всему дому, которым владеешь.

И чтоб далеко от соседей с их установлениями. И от громкости гимнов. И со своим хозяйством. Со свинофермой, например, и с самогонным аппаратом.

Уютные такие мечтания.

DSC_0039
Tags: записки ротозея
Subscribe

  • Как-то так

    Как-то устал я уже от Чарли. Полный лес идиотов. Давайте по-простому, тезисно. 1. Совершившие это (убийство) никакие не исламисты, они -…

  • Патологическое

    Не считая пунктов 6 и 10 , текст из Метрополя - мой точный портрет. Пункт 6 не считается, потому что у меня есть единомышленники, пункт 10 - потому…

  • Гражданская коленно-локтевая позиция

    В свое время, взвинченный диалогом с очередным актуальным слабоумным (они всё как на подбор актуальные), озвучил ряд очевидных истин, общих мест,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments