Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Трудно быть богом

I

Начнём с того, что реализм и хроникёрская репортёрская документалистика – вещи разные.

Представьте себе, вышли вы во двор. Во дворе много чего происходит: пьяненький сосед в алкоголичке что-то бубнит такому же собутыльнику, толстая тётка зовёт малолетнего бандита домой, старушки сплетничают на лавочке, изредка оглушительно выруливает чья-то машина…
И вы, осмотрев это великолепие, молниеносно вслушались и вгляделись в ландшафт, восприняв всё разом, но выборочно – лишь самое важное, определённое таковым рефлекторно. И ничего ничему уже не мешает. Не надо мучительно напрягать слух и зрение на отделение главного от второстепенного, отчленение значимого от фона. Сознание делает это самостоятельно, вне вашего прямого участия.

А теперь вывесьте во двор вместо себя камеру наружного наблюдения с микрофоном. Просмотр получившейся записи потребует недюжинных усилий в попытках разобрать речь алкоголика сквозь шум въезжающего во двор автомобиля и криков соседки. Что-то? Что он, чёрт возьми, там бубнит? Пусть к логопеду идёт урод шепелявый!

Первое есть реализм, а при желании, если кто-то из персонажей публично испражняется, даже натурализм, второе же, скажем так, - "документалистика". Играть в неё – не значит играть в правду. К правде она отношение имеет непрямое. Зачастую и вовсе не имеет никакого. Но самое скверное – в неё заиграться.

Любому живому восприятию присуща фокусировка. И реализьм, который так любит шеф, это когда главные герои разговаривают отчётливо и слышно, а массовка жуёт кашу на фоне.
Бывает, разделение «герой – статист» отсутствует. В этом случае в фокусе время, вся сконструированная действительность, и совершенно неважно кто перед тобою и кто на каком плане. Тогда уже мычат решительно все, и фокус смазан.

Но в этом случае зритель имеет полное право не расслышать той или иной реплики без угрозы пониманию происходящего. Зритель вообще не обязан напрягать рецепторы, ловя смысл еле слышной речи. Он не цирковой артист. Тем более, как мы уже поняли, сие никоим образом правдоподобия представлению не добавляет.

II

Неясна смысловая нагрузка скученности опуса. Ощущение, что картина снята на площадке величиной с хрущёвскую двушку. Зачем? Неужто по бедности?

В Хрусталёве, коего фильм во многом нехорошем повторяет, перенаселённость кадра кое-как оправдывалась теснотою коммуналок, пересыльных камер, вагонных тамбуров и прочего. Но тут-то зачем? Зачем делать павильонный фильм, если этого можно избежать? Павильон, он ведь от нищеты или технического бессилия.

III

Грязь в форме жижи или же фрагментов подсохшей жижи на лицах и одежде, кал и моча, блевотина, кишки, сопли плюс немного крови. Нарочито некрасивые тела и рожи, чаще беззубые, обгоревшие или генетически умственно ущербные. А ещё они почему-то постоянно плюются, причём, главный герой плюётся чаще других.
Это для создания атмосферы Средневековья так надо?
На втором часу просмотра устаёшь от желания вымыть всех действующих лиц.

IV

И главное – что делать, если книги не читал? Картина ведь самостоятельно ходить не умеет. Как дитя малое, совершенно беспомощна, не представляя собой обособленного, самодостаточного сочинения. Книга – либретто. Как в классическом балете, вошёл в фойе – купил у тётеньки билетёрши программку с либретто. На сцену смотришь – пальцем водишь, и всё понятно. А нету под глазом Стругацких – увы.

V

А в конце совсем тухло - сидит бог в луже и с серьёзным видом изрекает подростковые диссидентские пошлости: что за серыми, дескать, всегда приходят чёрные, и вообще богом быть трудно. Как раз те пассажи из книжки, что лучше бы уже и не вспоминать.
Кстати, авторский закадровый голос один в один из Лапшина.
А касательно нового киноязыка: язык всё тот же. Никаких революций.
И ещё: Хрусталёв был хуже.
Tags: про кино
Subscribe

  • (no subject)

    Смычка ЛГБТ и того, что называют словом, за которое Марик забанит, обозначающим начинку телогрейки, вполне осуществима. Практически взасос. Не такие…

  • сны о чём-то большем

    Недавно построенные и строящиеся церкви, которые вижу, все как один в византийском или условно византийском стиле. Никаких тебе луковок. Сладкие сны…

  • (no subject)

    А совсем ещё недавно Обыкновенное чудо тоже считалось новогодним фильмом. А потом стало не по зубам. Тенденция, однако.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments