Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Скорбное бесчувствие

Не могу читать пьесы. Водится за мною такой грешок. Пьесы смотрю, на худой конец, слушаю. Но не читаю.
Всё, что читаю, читаю как прозу. По-другому не умею. В результате ни поэзия не идет, ни драма с комедией. Стихи люблю слушать, спектакли смотреть.

Вспомнилось отчего-то сокуровское «Скорбное бесчувствие», в юности казавшееся вкусным. Захотелось ознакомления с первоисточником – «Домом, где разбиваются сердца» Шоу. Стоило, наконец, выяснить, было ли показанное не очень симпатичным мне режиссёром им привнесённым или же содержалось изначально. Попросту, кто же мне так приглянулся в кинозале: Сокуров или Бернард Шоу. Назрела необходимость заштопать очередную из бесконечной череды дыр в знаниях.
А пьес-то я, как на грех, не читаю. Ну, вы помните.

Скачать удалось только лишь версию театра Сатиры 1975 года.

Закон природы когда-то гласил: есть театры, а есть театр Сатиры, последний театром не считается. Всё так. Смотреть больно. Терпел. Надо ж пьесу пройти.
Светлый момент, впрочем, был: неожиданно прекрасная Архипова, которую искренне считал проходной простушкой, держа в голове разнообразную плучековскую дребедень вроде «Проснись и пой» или «Комедий большого дома». А она блистательна.
Чего не скажешь об остальной гоп-компании, включая небезызвестного вёрткого постановщика, давно уже покойного кузена Питера Брука, чьими стараниями театр не театр. Ну, вы помните.

Пьеса оказалась достаточно тривиальной. Отчий дом, превращённый детьми в осиное гнездо, в исполненный ненависти, интриг и фальши гадюшник. Паноптикум разнообразных моральных и умственных вырожденцев, отчётливо узнаваемых типажей. Каждый совсем не тот, кем кажется. Всё продаётся, всё покупается. Безрадостный едкий портрет наступившего, изрядно сдобренный политической злободневностью. Трескучие сполохи британской революции, которыми бредил скабрезный бородач. Короче говоря, банальность, местами даже пошлость. Стенли Крамер в «Корабле дураков» повторить пытался.

Другое дело кино. Сокуров взял лишь одну, и то не главную, составляющую и раздул её на целую картину. Да-да, это Шоу придумал, но акцента не выставил, не придав особого значения. А стоило бы.

Кино о вычурном вальяжном и совершенно непробиваемом бесчувствии возомнивших себя незнамо кем, о высокомерной богемной лени, манерной педерастической неге. О томной циничной пресыщенности, разъедающей словно ржа. Разъедающей праздных. О развращённой сонной разболтанности, о людях уходящего поезда, по поводу которых как-то, давным-давно, довелось написать несколько строчек.

Кстати
Кино, о котором пою столь торжественно, смотрел четверть века тому. С тех пор не пересматривал. Боюсь. Вдруг дерьмо.
Tags: про кино, про театр
Subscribe

  • (no subject)

    Пук зелёного луку в труху, рубленое яйцо да майонез со сметаной напополам. Ну и присолить. Чего ещё надо? Можно ещё чёрного хлеба подсушить-порезать…

  • (no subject)

    Фондю - это когда катастрофически не о чем поговорить. Сидишь себе в своём картонном посёлке у бензозаправки, по воскресеньям в церковь, новостей -…

  • Загадочная история Бенджамина Баттона (The Curious Case of Benjamin Button), Дэвид Финчер, 2008, США

    Фильм такой по Скотту Фицджеральду. Там в 1939 году в советском городе Мурманске (выстроенном в стиле модерн) герои, сидючи в мурманском же отеле,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments