Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Дикое поле

Пытался тут насоветовать одному товарищу «Дикое поле» Калатозова-внука. Товарищ, технарски неглупый, оттого и совершенно сюжетный, всё не верил на слово и допытывался причин, по которым нужно потратить два часа на просмотр. На слово не верит, потому как всё постиг. А чего не постиг, того и ненужно, по причине очевидной ущербности непостигнутого.

Не прибегая к доводам очевидным: раз претендуешь на, стыдно не знать; пытался рассказать о картине, хоть и считаю такого рода описания пошлостью. Однако визави и тут вынес лишь внешнюю оболочку. Наверное, объяснил плохо. Хоть и не обязан. Каждый волен сам упорствовать в своём высокомерном невежестве.

Вышел он из разговора с уверенностью, что фильм сей о людях исполняющих свой профессиональный долг. Бескорыстно, потому что иначе не могут. Доктор беззаветно лечит, мент столь же беззаветно наводит порядок. Альтруисты. Праведники. И так далее. На них двоих, дескать, всё и держится.

А теперь давайте по-взрослому. Была когда-то Империя. Не так давно, буквально вчера. И жили в ней среди прочих белых и разумных юный доктор да взрослый мент. Жили они на окраине Империи, среди инородцев с вкраплением этнически титульной дичи, этой Империей вразумляемых и управляемых. Держимых в узде и по мере сил цивилизуемых.

И вот в один прекрасный день Империя кончилась. Дичь моментально скатилась к состоянию устойчивого равновесия. Белые и разумные кто сбёг, кто приспособился, приобретя покровительственную окраску, кто вымер.

Только не эти двое. Доктор по-прежнему лечит, мент всё также пытается наводить порядок. Скорее всего, они и не знают, кто они есть. Доктор думает, что он доктор, мент, что мент. Окружающие недалёкие – что праведники. То-то они все бы удивились, узнав, что эти двое есть последние солдаты Империи. И пока они ещё живы, жива Империя. Она на них и держится. Уйдут они – уйдёт и она. Как японские солдаты, которых находили на островах по 70-е годы включительно, и которым невозможно было втолковать, что держава уже тридцать лет как капитулировала. Это можно назвать имперским инстинктом. Неосознанным – на то и инстинкт. Имперской метафизикой.

Получилось как-то чересчур пафосно, оттого пошло. Героям мы ничего скажем, они нашей трескотни просто не поймут.

А плоские трактовки про святого доктора, который лечит, потому что не лечить не может, оставьте себе.

И ещё. Картина эта, культовая в узких кругах, стала своего рода тихим манифестом, кодом «свой-чужой», паролем-отзывом: «Дикое поле» видел? – Видел. И посмотрел со значением. Свой.

И совсем последнее. Фильма ещё и чертовски красива. Сколько-то лет жив был сайт картины. Тоже блистательный. Редко когда сайт произведение искусства. Не могу себе простить, что не скачал хотя бы главной его страницы.
Tags: из фб, про кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments