Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Долгая счастливая жизнь Геннадия Шпаликова 1966 года

(в рамках программы ликвидации собственной безграмотности)

Автобус на мокрой дороге то с лесами, то со стогами по обочинам. На стогу какая-то девушка прыгает. Пронзительный старый фокстрот Too many tears, исполняемый на акустической гитаре. Дивно. И больше бы ничего не надо.
Но нет, будет. А ведь дальше хуже, дальше слова. Жаль.

Дальше местами фактурный случай из командировочной практики, когда она ему поверила, а он сукой оказался. Пьющая уже Гулая и не вошедший ещё в полную силу Лавров. Много щемящих песен на фоне ржавых осенних дебаркадеров. Много тонких психологических моментов. Тягучая нудноватая концовка.

При сильном желании можно, конечно, обнаружить и метафизическую начинку. Герою был дан Шанс, которым он не воспользовался. Струсил. Усомнился. Оказался недостоин. И теперь у него впереди сплошные ржавые дебаркадеры. Как у Джека Финнея в рассказе "О пропавших без вести". Но то при сильном желании. У меня такого нет.

Зато будто впервые услышал слово «конторщик». Ныне клерк, планктон, креакл. Митинг протеста конторщиков, а? каково? Впрочем, митинг клерков не менее забавен.

А ещё мхатовский «Вишнёвый сад», такой же академически фальшивый как и сам театр того времени. Где все молодые уже не молоды, Губанов-Трофимов не влезает в сюртук, Раневская – в платье. И даже Грибов-Фирс отчаянно переигрывает.
Это там по ходу картины настоящий спектакль показывают. И в сравнении с ним фильм очень даже ничего. Хороший приём.
Tags: про кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments