Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Category:

Сигналы. Дмитрий Быков

Автор в последнее время позволяет себе расслабиться и писать всё, что в голову взбредёт. Особенно если обложка красная, а не белая. В белой серии ещё как-то держался, временами даже блистательно, а как пошла красная полоса – целиком ухнул в колодец авантюрного жанра.
А чего? Знай себе, пиши в своё удовольствие, сбывай детские мечты. Странно только что обложка не мягкая.

Но к чтиву. Писано светлым бодрым простым языком 60-х годов для читателей от шестнадцати до сорока пяти. Разумеется, стилизация. На зубах песочек – то ли от «Юности», то ли от «Техники – молодёжи». Непременного годового комплекта, валяющегося на чердаке и перевязанного пеньковой верёвкой. Хруст мальчикового счастья. Тем более что и содержимое – тот самый мир приключений.

Автор явно вскормлен советской фантастикой и таёжными былями. Тоже, небось, «Вокруг света» подшивками собирал и всё ту же «Технику – молодёжи», трясся над ними, а красочные тёртые обложки выменянных по случаю «Искателей» вызывали приступ неудержимого тремора. Очень знакомо. Одна система координат, поэтому так хорошо и чувствую специфические уже ныне аллюзии.

С одной стороны, это роуд-муви с мягким незаметным погружением в ирреальность. Издавалась в конце 60-х славная повестушка Емцева и Парнова «Последнее путешествие полковника Фоссета». Вот вспомнилась.

С другой, тот же роуд-муви, но презентационный, имеющий целью «познание всякого рода мест». «Мёртвые души» примером. Сюда же отнесём и цитату-проговорку непосредственно из текста: «Если рассматривать весь их поход как странствие по наиболее вероятным путям российского будущего».
Однако не забудем, что имеем дело с сочинителем лентяем и неряхой (одно «а днём уже нажал на роковой курок» чего стоит), а потому, может, и мыслил он так книжку свою в начале, а потом взял да забыл. А фраза по недосмотру осталась, благо, принадлежит не автору, а одному из героев.

С третьей стороны, проглядывается попытка выписать образ параллельной России, живущей своей параллельной жизнью, развивающейся тайно, вдали от охочих глаз и видимого всем фасада, едущей по неведомой дороге к неведомой никому цели. Подпольная Россия, другая. И вся как есть фальшивая. Разыгрывающая самоё себя как представление перед недалёкими экскурсантами.

С четвёртой – полусюр. Город Зеро, выписанный шершавым языком облезлого брежневского конструктивизма. Это в последнее время модно. Упоение не только Большим, но и малым застойным стилем, тоска по узнаваемой бытовой казённости, наслаждение оной. От вязкого протеста («Омон Ра» и вообще ранний Пелевин), до полного приятия и погружения с вменением до боли узнаваемой эстетике сугубо казарменной среды, эстетике условного заводского профилактория, великой сакральной сути (Михаил Елизаров, поздний Пелевин).
Своего рода нео-античность. Собственно, я и не против. Мне вообще стильная мифология нравится. Никто ведь не представляет себе греческие статУи похабно размалёванными, как оно и было. Напротив, в выдуманной памяти исключительно строгий белый мрамор, да афиняне-бодибилдеры.

Однако существа дела всё вышеизложенное не меняет, а суть в том, что книжка легче лёгкой, а автор в последнее время несёт полнейшую околесицу, позволяя себе нисколечко не напрягаясь, писать левой ногой всё, что в голову взбредёт. Особенно если обложка красная, а не белая.
Tags: про книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments