Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Суета вокруг Процесса

Дмитрий Быков. Списанные (2008)

Каждый тут, наверное, поймает своё. Неврастеник – непереносимость бытия, затравленность прослойки, живущей с каждодневным животным ужасом собственной вины, которая вполне аксиоматична: скелетов полный шкаф – в основном на подкорке, в генетической памяти. А тут ещё воображаемые лубянские подвалы, оловянные глаза дознавателей. Так, глядишь, и накрутит себя болезный до сердечного приступа, пойдя по стопам литературных героев.

Я же признал лишь Процесс Франца Германовича Кафки. Радовался своей догадливости недолго – пока борзописец сам не сознался в содеянном на 68 странице.
Процесс, разумеется, сильно удешевлённый и, как выяснялось по мере поглощения, расширенный и расшаренный, разведённый на манер сухого концентрата.
Облегчённая пространная кавер-версия плещется в море хлёсткой злободневной желчи, в коей я с автором почти единомышленник, балансируя на грани и за гранью фарса. Не было бы только ошибок согласования, а то и вовсе грамматических вроде идейной «в Украине» или безыдейных «согласно норматива», «под шофе» и т.п., изнуряюще-обличительных описаний телевизионной тусни, выдающих уязвлённое самолюбие акулы пера, да, как в булке изюма, дурацкой детской антисоветчины, – очей не сводил бы, пылинки сдувал.

Впрочем, градус параноидальной истерики книжка всё же содержит. И не совсем ясно – чьей, собственно. То ли подтрунивает невротик над культурным слоем, к коему примыкает, то ли и вправду истерит. То ли не решил ещё. Вернее, уже. И в этом вся, простите за грубое слово, амбивалентность. То ли от души потешается сочинитель над «сгустившейся атмосферой страха», воображаемой вечно кухонными, то ли и сам на полном серьёзе ею дышит.
Ведь по большому счёту книга о пандемическом самоедстве, неврозе навязчивых состояний. Содержит лишь галопирующие конспирологические рефлексии, да поиски ответов на вечные вопросы бытия Среднерусской возвышенности – «Чем виноват?» и «Почему именно я?».

Но, главное: быковский Процесс – повод для занимательной суеты: вереницы узнаваемых типических персонажей, круговерти мыслишек, метких бытовых наблюдений с оттенком политической злободневности и прочей обрывочной ментальной требухи, коей в немалом количестве содержится в знакомом каждому чистому душой книгочею дневнике писателя. Прилежный читатель твердо знает, что у каждого писателя есть сокровенный дневник непременно в сафьяновом переплёте, куда тот в любое время суток и в любую погоду, задумчиво грызя гусиное перо, заносит неожиданно пришедшую в голову сногсшибательную мысль.

В результате, от разнокалиберности лежалого товара, коему представилась вдруг возможность сбыта, текст неровный. То вязнешь в кустарном графоманском занудстве, то, как в эпизоде с исчезновением отца, обдаст вдруг пронзительной, почти мистической жутью, хорошо знакомой по значительно более поздним «Орфографии» и «Остромову», и понимаешь, откуда они, собственно говоря, возникли.

Понравился сквозной приём фатальной убедительности каждого встречного – каждый умён, каждому веришь, каждый - Быков. И сами они предельно искренни, сами верят своим умным правдам, но правда каждого по зрелому размышлению оказывается чрезвычайно сомнительной.

Да и вообще, чего скрывать, книжка понравилась. Именно как «книжка», с уменьшительно-ласкательным к ней отношением. В книжке есть всё, даже изящная словесность фрагментарно присутствует.
Автор от души накидал говна на вентилятор так что досталось на орехи решительно всем, и гнилому высокодуховному народцу, и кровавому режиму, и демократическим друзьям из-за рубежа, и славянофилам, и сионистам, и простолюдинам, и небожителям. Оно и приятно. Чего мизантропу ещё желать?

Только вот нравственный выбор многое портит. Там он в самом конце. Герой про себя решает прямым текстом. А если б не это – очей не сводил бы, пылинки сдувал. Впрочем, я, кажется, повторяюсь.
Tags: про книги
Subscribe

  • Война будущего (The Tomorrow War), Крис МакКей, 2021, США

    Лишь тот достоин жизни и свободы, Кто каждый день за них идёт на бой Апокалиптическая стрелялка с монстрами и перемещением во времени. Собственно,…

  • стефанович

    Вослед ушедшему Стефановичу. Кажется, лучшее, что он сделал - этот вот клип, когда и клипов-то ещё не было. Сам ли наложил мосты на музыку под…

  • Дочки-матери, Сергей Герасимов, 1974, СССР

    Герасимова не то чтоб не любил, но не любил. За, как теперь говорят, пафосные (прилагательное в последние годы истаскали), искусственные, выломанные,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments