Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Конец тура (The End of the Tour), Джеймс Понсольдт, Великобритания, США, 2015

Откровения на мелководье

… и что такого американского в том, что я делаю?
(сетование героя)

Все совпадения неслучайны. Оба героя реальны, оба мне неведомы. Главный – некто Дэвид Фостер Уоллес – культовый американский литератор, ныне покойный. Второй – некто Дэвида Липски, репортёр Rolling Stone, ныне здравствующий, известный только в связи с первым героем.

Живой неотёсанный классик тамошней литературы из глубинки, неформал и нонконформист с принципиально немытыми патлами, условный Кен Кизи, для которого «Крепкий орешек» – вершина мирового киноискусства, и его столичный коллега, помельче и полощёней, тех же пристрастий.
Второй приехал брать интервью у первого. Заодно набираться почвенной мудрости и внутренне перерождаться. Камерная психодрама, почти русская – одни разговоры. На том русскость и кончается.

По-своему стильно. Рубленые фразы, простые сиюминутные образы. Пристальное внимание к сугубо американским мелочам типа вкуса пепси или жвачки. Лёгкая философия быта, лихо оперирующая сотней слов и парой-тройкой образов из придорожной закусочной.
Всё это чрезвычайно соблазнительно для тягучего русского уха, давно, ещё с Хэмингуэя. Отсюда, кстати, и бесчисленные стендаперы – от Аксёнова до камеди-клаба через Гришковца.
Вязкому русскому всегда хочется быстрой американщины, мелкой, но с претензией на великую глубину именно по мелкости. Хочется видеть глубь, притворяющуюся мелью. Типа, так и задумано: в кажущейся лёгкости сокрыто могучее.
Мы вообще громоздки и неуклюжи, от рождения слоны в посудной лавке. Сызмальства приучены ходить уважительно, чтобы не дай бог.

А тут в лёгкую, через губу не целясь, лениво, с оттяжечкой. И проблемы у них сугубо собственные – как, к примеру, научиться не смотреть телевизор (о начать читать книги и речи нет) или что-нибудь остро-наблюдательное про тёлок. Отсюда и литература – предметная, из жизни, но лаконичная – кажется, что стильная. Она, собственно, и стильная по-своему.

Но главное – эффект глубины. Ведь веришь. Интересно всё же, как они этого добиваются?
Tags: про кино
Subscribe

  • Истребитель, Дмитрий Быков

    Голый Скумбриевич был разительно непохож на Скумбриевича одетого. Золотой телёнок Точно так и Быков-писака разительно непохож на…

  • В этот день 3 года назад

    Этот пост был опубликован 3 года назад!

  • прастити

    — Нет, вы первый воздержитесь от употребления слова «Сталин». Сталин — мираж, дым, фикция! Что такое этот ваш Сталин? Злобный старик с клюкой?…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments