Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Кавалер Золотой Звезды, 1950, Юлий Райзман, СССР

Замахнуться на романище Семёна Бабаевского не решился, да и достать негде, а с экрана не читаю. Впрочем, и желания такого в себе не нашёл. Но в экранизацию окунуться попытался честно.

Зачем? Остро желалось помпезной развесистой клюквы, пиршества красок, жирных мазков, краснознамённых литавр, античных шествий, римских кавалькад. Ради них, собственно, авантюра и затевалась. Хотелось Большого стиля.

Увы. Оказалось, тускло и скучно. «Кубанские казаки», но не водевиль, а производственный роман с отливом гражданственности – борьбой хорошего с лучшим. До боли знакомое по позднеимперской практике соревнование цеха №3 с цехом №7 с принципиальными разногласиями по части шпинделя левой резьбы. Пусть и с гирляндами.

Кстати, «Председатель» Алексея Салтыкова кажется прямым «Кавалеру» ответом: вот, дескать, как оно по-настоящему. Тоже, кстати, вполне себе фантазия. Похоже, современники перекличку эту ощущали живо, что прибавляло популярности калечному герою Ульянова и вообще всей салтыковско-нагибинской саге.

Интрига, однако, в другом. Почему в брежневско-хрущёвскую бытность помпезные сочинения именно Райзмана оказались вдруг под таким яростным запретом?
Ни разу ведь не «Падение Берлина». Сталина-то там раз два и обчёлся. Ну, вырежьте из поезда, который идёт на Восток, весь вагон-ресторан – не так уж много изменится. Главное: вполне всё вырезается. И не те кульбиты проделывали, вытравливая Хозяина из плёнок и текстов.

По иронии судьбы «Поезд идёт на Восток» категорически не понравился самому Сталину, которого оттуда потом и вымарывали. По той же иронии десятилетием позже Хрущёва выжгли из анналов так, что если о существовании Сталина школота ещё худо-бедно знала, хотя бы из кино про войну, то о Никите Сергеевиче и не догадывалась.

Но не суть. Кстати, хорошенькая героиня «Поезда», совершенно не вписывающаяся в канон статной перекормленной широкобёдрой и луноликой героини тех лет, смотрится теперь на удивление органично, будто перенесена отсюда. Да и Машенька из «Машеньки»… Впрочем, мы отвлеклись.

Райзман почему-то попал под раздачу. Или это он себя сам? Культовый «Коммунист», между прочим, 1957 года рождения. Будто стеснялся Юлий, пряча за портьеру стыдное из прошлой жизни.

Не исключено, из Большого стиля дозволено было оставить лишь любимые народом мюзиклы с песнями и плясками. Но позвольте, а как же тогда кочетовские Журбины? «Большая семья» ведь вовсю крутилась на застойных голубых экранах. И никто тому не препятствовал.

А главным лакировщиком оказался почему-то именно Райзман. То ли его так, то ли себя сам.
Впрочем, выпутался он с такой же лёгкостью, неожиданно став глотком свежего воздуха. А кто старое помянет, тому, как известно, глаз.
Tags: про кино
Subscribe

  • (no subject)

    Пук зелёного луку в труху, рубленое яйцо да майонез со сметаной напополам. Ну и присолить. Чего ещё надо? Можно ещё чёрного хлеба подсушить-порезать…

  • (no subject)

    Фондю - это когда катастрофически не о чем поговорить. Сидишь себе в своём картонном посёлке у бензозаправки, по воскресеньям в церковь, новостей -…

  • Загадочная история Бенджамина Баттона (The Curious Case of Benjamin Button), Дэвид Финчер, 2008, США

    Фильм такой по Скотту Фицджеральду. Там в 1939 году в советском городе Мурманске (выстроенном в стиле модерн) герои, сидючи в мурманском же отеле,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments