Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Повторюсь в связи с событием

Сложно отделаться от ощущения, что представленная нам физическая реальность не более чем спектакль, законы которого в зависимости от конъюнктуры момента можно менять как угодно, по возможности незаметно для почтенной публики. Во всяком случае, большей её части. Публика-то ведь верит в объективную реальность, данную нам в ощущении.
А тут неожиданно время пришло что-то менять. Потом скажут, что так оно всегда и было.

Цитата в тему:
"Он предложил организовать сравнительно небольшие изменения в распределении материи в нашей Галактике с тем, чтобы в обозримом будущем (десять в двенадцатой - десять в тринадцатой степени секунд) мою гипотезу нельзя было бы ни опровергнуть, ни подтвердить. Речь шла о подвижках в пространстве сравнительно незначительных масс темной материи и о внеплановом взрыве двух-трех сверхновых, способных существенно исказить наблюдаемую картину в моем Юго-западном Шлейфе. Главная трудность здесь заключалась в том, что эта работа космологических временных и пространственных масштабов должна была сопровождаться мелкими, но чрезвычайно кропотливыми и скрупулезными подчистками в ныне существующих архивах наблюдательной астрономии. Я не совсем понял - зачем, но требовалось непременно создать впечатление, будто новая наблюдаемая картина имела место всегда, а не появилась только что, на глазах изумленных наблюдателей".
Стругацкие. Отягощенные злом

А ведь кто-то ещё не так давно решал, запустить ли в коллайдер бозон хиггса или сделать его существование неверным предположением.
Так и с черными дырами было, то десятилетиями ни одной, то вдруг в центре каждой галактики. Потому что решение принялось. А ведь мог бы и отфутболить, тогда оказалось бы, что нету никаких дыр, и было бы что-то другое.
Только с квантовой механикой в состоянии аврала всё делалось. Жильцы уже входную дверь открывали, а комната лишь наполовину поклеена, вот и пришлось ее обоями тяп-ляп, где можно, и из окна прыгать, чтоб не засветиться.
Эйнштейн до самой смерти надеялся, что обои сами собой так легли, а где нету их и бетонная стена, там мы их просто не видим. Не умеем разглядеть. А они есть.
Бор же сразу фишку просек, увидел, что окно нараспашку и всё понял. Потому и молчал в трубку, знай себе, Копенгагенскую интерпретацию вырабатывал. И не удивляли его очевидные следы субъективно-идеалистического абсурда. Хотя вроде физик и должен был бы возмутиться. А он след ботинка на подоконнике заметил и сразу всё уразумел. Уразумел и Гейзенберг, упёршись в тот же отпечаток, названный им потом принципом неопределённости.
Самое тяжелое – не только успеть все дыры залатать и новые обои поклеить до визита беспокойных, наступающих на пятки квартирантов, но еще и сделать вид, будто всё так и было с самого начала времен. Просто возможности приглядеться любопытствующим ранее не предоставлялось. А теперь вот лампочку ввинтили и сразу всё видать.

Tags: игры с реальностью
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments