Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Лебедев против Лебедева, Генрих Габай, 1965, СССР

Чёрно-белые: плащи, дожди, мокрые мостовые. Городское оттепельное. Ещё пять копеек в копилку советской новой волны.

Трагикомедия на производственно-интеллигентскую тему нравственного выбора слабовольного мэнээса, живущего в разладе с самим собой, но алчущего неполживости.
Бузыкин «Осеннего марафона» явно отсюда родом, вплоть до прямых цитатных мучений вроде неподавания руки идущему навстречу подлецу-начальнику посредством панического утаения себя в институтском сортире. Но на полтора десятка лет раньше.
Вместо Басилашвили Владимир Рецептер, тоже, кстати, из БДТ. Его начали, было, активно снимать, потом навсегда бросили в театре. Возможно, с концом оттепели нервический типаж посчитали отработанным.

Однако красна лента не одним только Рецептером, актёры в ней вообще всё больше козырные. Броневой вот, до всяких там Мюллеров. Роль вполне себе ничего, совсем не эпизодическая, просто, второго плана.
Державин, Эйбоженко, Пеньков, Дуров, Сатановский, Кахи Кавсадзе и даже юная, пухленькая ещё, Наталья Рудная, вспыхнувшая затем в смирновской «Осени» и, кто бы мог подумать, ставшая на старости лет тёщей Чубайса.

Но интереснее всех постановщик. Кавалер ордена Отечественной Войны II степени, еврей-лётчик, стрелок-радист, потерявший глаз под Одессой за две недели до её освобождения – сбитый там немцами, вылеченный в немецком (!) госпитале, а по выздоровлении бежавший из плена. Если верить бульварным мониторам.
Потом, уже в начале 70-х, вновь бежавший с женой, дочкой Сергея Мартинсона, теперь уже от творческой несвободы, в Израиль, вроде бы даже отказавшийся там от поста министра национальной кинематографии, назойливо предлагаемого самой Голдой Меир, и на следующий год бежавший в третий и последний уже раз в Америку, где в начале нулевых и почил, так ничего и не сняв, кроме, по слухам, одного фильма про «наших» эмигрантов там, существование которого, впрочем, не подтверждается ни одной популярной фильмографией.

Ощущение неопределённости, пожалуй, единственное несомненное во всей этой сомнительной истории, собранной с чужих слов. А ещё чёрная пиратская повязка на ярком, по-семитски красивом лице, выдать которое на несемитское нет решительно никакой возможности. Впрочем, может, он в румынский госпиталь попал, Одесса всё ж таки.

Короче говоря, сказочный фактоид, индийская оперетта, собирательный авантюрный образ. Загадочная личность этот Генрих Саулович. Что ни нахожу о нём в сети, всё за версту отдаёт безудержным каким-то фантазёрством.
Tags: про кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments