Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Последний портрет (Final Portrait), Стэнли Туччи, 2017, Великобритания, США

Что в молодости ладно, старость лишает какой бы то ни было привлекательности. Похотливый неопрятный старик, да – обаятельный, да – существующий в другом измерении, да – не от мира сего. Альтернативщик, застарелый неформал, полоумный нонконформист, обитатель такой же, как сам, негигиеничной антисанитарной норы с такими же, как сам, сексуально непривлекательными домочадцами.

Чтоб ещё больше оттенить пиршество неприглядности введён молодой человек с иголочки, «цивильный», как говорили когда-то, Джейсон Лорд, преуспевающий критик из Нью-Йорка, портрет которого неадекватный старикан вызвался написать. Красавчик и франт, нормальный и формальный, идеально вписанный в систему, из которой осознанно или полуосознанно выпал в своё время Альберто Джакометти.
Отутюженный молодой человек нужен исключительно для контраста, для взгляда со стороны. Он не живой, никакой, он модель, восторженный манекен, искренне верящий в гениальность чудака-художника. Верящий ибо модно.

Будем откровенны, ценность портрета, вокруг которого в ленте ломается столько копий, достаточно условна. Как и ценность его автора. Вполне ведь мог бы, как множество его коллег, и не стать культовым, окончив жизнь в луже нечистот у какого-нибудь мусорного бака. Впрочем, этого ему не избежать в любом случае.

Собственно, то не фильм даже, а этюд. Без кульминации, без катарсиса. Разыграна яркая, характеризующая фигуранта не история даже, а двухнедельный отрезок существования из книги «Портрет Джакометти» Джейсона Лорда, того самого манекена, окупившего таки – кто бы сомневался – своё изнурительное пребывание в мастерской малахольного неряхи. Полуторачасовая жанровая сценка.

Представленный зрителю опус – об ушедшей натуре. Сейчас бы такое не поняли. Наивная распущенность. Детский разврат взрослых людей без комплексов. Богема не в теперешнем хипстерском, а в революционно-левацком, свально-помоечном её понимании. Классика жанра.

В тот краткий исторический период так вдруг стало можно всем, отдельные же неформальные ячейки так всегда и жили, сознательно эпатируя то ли публику, то ли самих себя.
Публика же смотрела на непотребства с нескрываемым интересом.

И, собственно, всё, что можно сказать о сюжетной составляющей, но, ей же богу, это в картине совсем не главное.

Фильма бесстыдно красива. На удивление. Такое только на фотовернисаже увидишь да на художественной выставке. Декорации нарочно решёны в манере Джакометти. Выписан каждый кадр. Каждый благородно сер, каждый оттенка старого фамильного серебра. Каждый просится репродукцией в роскошный мелованный альбом.

Ну и глупо было бы не сказать самого главного: Джеффри Раш.
Tags: про кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments