Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Аннигиляция (Annihilation), Алекс Гарленд, 2018, США

Трогательная попытка изваять сложное иносказательное кино, держа за образец «Сталкер» Андрея нашего Тарковского, на которого в последнее время кто только не замахивается. Тут же прямой перепев.

Помните?:

…Что это было? Падение метеорита?
Посещение обитателей космической бездны?
Так или иначе, в нашей маленькой стране возникло чудо из чудес - ЗОНА.
Мы сразу же послали туда войска.
Они не вернулись.
Тогда мы окружили ЗОНУ полицейскими кордонами…
И, наверное, правильно сделали…
Впрочем, не знаю, не знаю…

Из интервью лауреата Нобелевской премии профессора Уоллеса корреспонденту RAI


Имеем буквально то же самое, вводная чуть ли не совпадает с каноном.
В Зону, которую теперь именуют Отливом, направляется команда боевых сталкерш. Мужчин с ними не пустили, наверное, опасаясь харассмента. У каждой, как водится, своя драма, своя неутолимая боль. Каждую ждёт своё логическое завершение, свойственное только ей, как в своё время героев «Большой жратвы».

Дальше уже идут принципиальные отличия от истории, рассказанной Тарковским, очевидно связанные с наполнением касс кинотеатров. Однако практически до конца имеем откровенное любование натурой, беззастенчиво списанной с прообраза сорокалетней давности.

Мало того, извращённо-живописные останки одной из жертв Отлива, которую явно «подложили», один в один из романа: распяло, скрутило и вывернуло совершенно по-пикниковски – сюрреалистически страшное описание гвоздём засело в памяти с юношества.

Авторы первоисточник явно читали и смотрели. И написатель как бы легшего в основу ленты романа, и постановщик его как бы экранизации.

Начинается лента, однако, совсем по-детски, так что и смотреть-то дальше боязно. Потом легче. Можно даже добрести до финала.

Более всего отпугивают редкие, но меткие научные диалоги, особенно о том, как добиться, чтобы клетка делилась, но при этом не умирала. Писатель, судя по всему, уверен, что клетка рожает детей и испускает дух. Потом дети её хоронят. Или же мечтает, чтобы клетка разделилась на две, но при этом осталась целой.

Но не суть. Дети в подвале играли в Тарковского. Знали, что нужен неторопливый тягучий кадр, загадочный музыкальный фон, упоение яркой эстетикой запустения и распада, тотальная усложнённость всего, чего только можно, по юности кажущаяся вихрастым пацанам искусственной, придуманной, нарочитой.

А больше два шкета ничего и не знали. Но смеяться над ними грех. Другие вон кошельки в трамваях срезают, а эти о высоком. Похвально.
Tags: про кино
Subscribe

  • (no subject)

    Дочь, дефилирующая в данный момент по Нижнему Новгороду, известила о распродаже совсем не лютого по цене винила, типа, переиздания всего и вся.…

  • муки

    В балабановском опусе "Я тоже хочу" Мамонов смотрелся бы не в пример убедительнее Гаркуши. Особенно, если бы вышний крематорий его не принял. Почище…

  • Капелька чуши

    Всем известные стихи А.Вознесенского обещают неминуемое расставание в вечность, где никто никого не забудет и, соответственно, уже никогда не увидит.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments