Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

К юбилею

Галича ценю трепетно. Не за историческую достоверность, разумеется, а за неповторимую мелодику (не учение о мелодии, но совокупность мелодических закономерностей – отцепитесь, зануды) песен, их сценический пафос, естественным образом воспринимаемый и принимаемый.
Он один такой был – красавец на высокой патетической ноте. Среди костров, дворов и свитеров.
Очень не хочется, чтобы попал ныне под маховик антилиберальных репрессий.

Галич не рубил правду-матку, Галич актёрствовал. Драматурга, пусть и не самой высокой пробы, тянуло к ярким трагическим мирам шекспировского накала. Их он не то что придумывал с нуля, но развивал и достраивал. Как тот же Шекспир наполнял жизнью сухие исторические сюжеты.

Сочинял и фантазировал, мелодекламируя почти по-мордвиновски. Визуально – безбожно переигрывал. Но если не видеть, а только слушать – блистал. Всё лучше какого-нибудь Яхонтова.

Сочинял и исполнял истово, картинно; рисовался, принимая разные позы, как природный лицедей, так и не дорвавшийся до рампы. Как драматург-трагик, которого судьба скрутила в комедиографа-подёнщика, коим официально и числился.

Жадно ловил кураж и воздух. И как большой актёр заигрался. Поставил жизнь. Возможно, даже выиграл. Тут как посмотреть. Смерть его из той же драмы, что сам и ставил. Не диссонирует.

Отсюда и Нарва (имеется в виду общеизвестная песня о пехоте, полёгшей «где-то под Нарвой» в 1943-м году, тогда как Нарва с лета 1941-го по лето 1944-го беспробудно лежала под немцами). Возможно, нравилось звучание слова «Нарва». Нарва как Освенцим из другой его драмы-песни. Без личного касательства. Сюжет затянул.

Приросшая карнавальная маска, возникшая из ерунды, баловства, кухонной бравады, фрондёрства, из игры в смелость и закончившаяся смелостью настоящей, принесшая, наконец, славу, которую он по праву считал истинной; нелепая его кончина (обойдёмся без конспирологии) и узколобая восторженность гуманитарной общественности наложили, к сожалению, отпечаток зубодробительной серьёзности на восприятие песен актёр-актёрыча.

Меж тем смотреть на конструкцию из достроенных и надстроенных литературных образов, пусть и с реальным фундаментом, следует с холодной головой и достаточной степенью отстранённости.
И уж точно не считать её аргументом в том или ином историческом споре.

2017
Tags: литературная классика, лица
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments