Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Мой лучший друг, Элина Суни, 2017, Россия

Визуально бесподобная производственная мелодрама о трудовом подвиге и чистой любви с элементами лирической комедии и добродушно-ироничным национальным орнаментом а-ля «Лунный папа», исполненная, не считая мелочей, строго в рамках соцреалистического канона. Строгость эта относится исключительно к фабуле и в высшей степени формальна.

Несколько лет назад робко предрёк возвращение на новом витке соцреализма вообще и производственного кино, как подкатегории, в частности. Надежду вселила не по делу тогда обруганная и почти сразу же забытая публикой, картинно-видовая по сути, экранизация «Территории» Олега Куваева.

Соцреализм, собственно, полностью и не уходил. Эпически деятельные герои в своём развитии, устремлённые к неминуемому Свету, этот Свет несущие и приближающие, возможно сами того не осознавая, это, собственно, в каких-то переливах и Голливуд тоже.

Однако драмы, саги, комедии о людях труда, где главное сам труд и неминуемое наступление нового дня, это уже наше, до поры казалось, почившее.

Путей реанимации жанра всего два: взаправду и постмодерн. Можно поиграть в производственный роман, а можно слепить его на полном серьёзе. В последнем случае не обойтись без романтики. Иначе не оживить. Сами по себе советские производственные истории, те редкие, что по-настоящему смотрелись и всё ещё смотрятся – образчики высокого соцромантизма. Вспомнить хотя бы блистательного и недооцененного Даниила Храбровицкого.

В застойные годы появился, правда, и другой вариант индустриальной драмы – умственный. С разного рода крамольными и не очень намёками и новым героем – заезжим, немного циничным интеллектуалом-реформатором, формально всё ещё строителем коммунизма. Хрестоматийный пример – назначенец Чешков, герой «Человека со стороны» Игнатия Дворецкого.
Однако умственная подкатегория производственного стиля, в отличие от героико-романтической, впоследствии ни разу не оживлялась, так и оставшись лежать на соседнем с предметом собственных колких иносказаний кладбищенском участке.

Справедливости ради стоит заметить, что иронических перепевок тоже не видать, так что и фабрично-заводской постмодернизм существует пока лишь гипотетически. Тогда как романтических новоделов минимум две штуки уже есть.

Характерно ещё, что, хоть и на новом витке, но обе ленты о формально советском прошлом. Это не оживление покойника в новом теле, напротив, воссоздание жанра в адекватном ему времени и пространстве. И если с «Территорией» антураж не в последнюю очередь обусловлен литературной основой, то в случае «Моего лучшего друга» – исключительно волей его создателей. Другими словами, это всё же чуточку постмодерн.

Не исключено, авторы просто робеют на такое замахиваться, ибо попытка обустройства жанра в настоящем времени чревата дрейфом в «чернуху», к каким-нибудь условным быковским «Заводам». Или, что ещё хуже, в картонную офисную «белуху» с бизнес-процессами, эффективными менеджерами, тимбилдингом и личностным ростом.
Tags: про кино
Subscribe

  • В бананово-лимонном...

    "Более 400 подмосковных учителей в начале этого года прошли тренинги по сингапурской методике обучения". Вот и у нас теперь Сингапур. Не…

  • Загадочные успехи высшего образования

    Первая сотня это 224, 240 и 256 Вести, Россия 1, эфиры от 02.10.2018 (09:00, 11:00 и т.д.) замучили уже бравурной новостью о том что "сразу…

  • Несколько слов о высшем образовании

    Мавроди нервно курит в коридорах преисподней. Наталья Нестерова стреляется из водяного пистолета. Кузьминов давно уже наложил все свои кейсы в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments