Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Мёртвое озеро (сериал, 8 серий), Роман Прыгунов, 2019, Россия

Твина Пикса так и не видел, хоть в своё время пытался. Помню, сразу как-то скучно стало. Там ведь за сюжетом следить предписано, а меня голым сюжетом не возьмёшь. Меня голым сюжетом всё равно, что ежа пугать. Не на сюжет иду – на изображение. Хоть на какое-нибудь. А там никакого не было. Только музыкальная тема общеизвестная. А её одной отчаянно мало, чтобы меня приманить. Кино глазами люблю, а глазами там любить нечего. Одно слово – Линч.

Тут же так прямо и заявлено: мол, наш ответ Твину Пиксу. Ответ, в отличие от прообраза, видовой стильный тягучий скандинавский. Бесконечная зима, сопки, сумерки, евроремонт. Глянцевый такой артхаус. Имитация, разумеется, ибо продукт коммерческий, но для аудитории с пижонскими претензиями, посему и характер имеет хипстерский, модный, с голыми лодыжками и томиком Коэльо за ухом, или что у них там теперь за ушами?

Крепкий добротный мистикус. Любимая его разновидность – когда при желании решительно всё можно объяснить с материалистических позиций. Но почему-то не хочется. Музыка, опять же, под Нейла Янга. Трупы один за другим.

Рифы этого условного Янга тащат за собой «Мертвеца», и возникает тот же вопрос, что мучил ещё по просмотре Джармуша: а не мёртв ли главный герой, в нашем случае – следователь, изначально? А всё остальное – не более чем плутания его угасающего сознания, а может, и не сознания вовсе, а совсем-совсем уже потусторонние.
К «Мертвецу» авторы опуса отсылают зрителя не единожды и не одной только музыкой. Несколько прямых цитат рассыпано в явном расчёте на узнавание.

Кстати, второй раз за год исполняет Цыганов неизлечимого ракового больного. Сначала егеря в «Человеке, который удивил всех», теперь вот следака с тем же диагнозом. Обоим месяца два от силы начертано. Оба как бы выкарабкиваются. Но больно уж безоблачная у истории концовка, похожая на сон. Странное совпадение. Я б на его месте поостерёгся. Я б на его месте… смешно.

А ещё наблюдается труднообъяснимый феномен фоменковского кучкования. Никто из студии по одному никогда на экранах не появляется. Вне зависимости от ленты и постановщика. Выбрали для съёмок, к примеру, Цыганова, всегда, кстати, играющего Цыганова и являющего наглядную иллюстрацию эффекта Кулешова, так в довесок непременно если не Баршак с Пироговым, то сёстры Кутеповы или ещё кто-нибудь из их культового драмкружка. Отчего так? Бог весть. Закон природы.
Tags: про кино, ящик
Subscribe

  • (no subject)

    И да, забыл совсем заметить. Во времена жёсткого мракобесия искусство делалось как для земной публики, так и для небесной. Причём голос второй был…

  • Клара и Солнце, Кадзуо Исигуро

    В одну реку дважды не войти. С другой стороны, попытка – не пытка. Сколько сочинителей всю жизнь пишут под разными названиями один и тот же роман.…

  • (no subject)

    Лицо Плейшнера сделалось мучнисто-белым, и Штирлиц пожалел, что он сказал все это, и пожалел, что он вообще пришел к несчастному старику со своим…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments