Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Остановите Потапова, Вадим Абдрашитов, 1974, СССР

Ну вот, на безрыбье добрался и до мышей. Короткий метр. Курсовая работа Абдрашитова.

В объективе только начавший входить в тело Валентин Смирнитский в роли сотрудника абстрактно-бюрократической субстанции – никому не нужного НИИ по оптимизации и стандартизации чего-то там, являющегося щадящим самолюбие оформлением пособия по безработице под видом условной занятости. За как бы труд. Но не суть.

Герой – мелкий бытовой приспособленец. Но приспособленец особого рода – стихийный, принимающий наиболее выгодную для себя в каждой конкретной ситуации позицию рефлекторно. Как вода – форму сосуда. Он такой, каким его хотят видеть в данную минуту. Лицедей. Но без каких-либо дальних прицелов. Не карьерист. Попросту об этом не думает. Он вообще ни о чём не думает.

В каждой мизансцене он кого-то играет, а настоящего его нет. Пуст как барабан. Без начинки. Наполняется исключительно извне. Полная атрофия чувств, эмоциональная пустота.
Ему и правда всё по барабану. Но сам об этом не знает и старательно исполняет свою роль просто потому что так заведено. Заставь его задуматься, он, как сороконожка, потеряет способность к передвижению.

Понятно, Абдрашитов, пусть и студент, не был бы Абдрашитовым, если б героя не припечатал. Да и название рассказа, ставшее названием короткометражки, обязывало. Отсюда, кстати, все эти «низкие поступки», совершаемые «вруном и приспособленцем» из рецензий и аннотаций.

Для окончательного приговора антигерою изменены даже слова завуча о его сыне, который, как мы понимаем, растёт точно таким же Потаповым. Вместо «мальчик плохо учится, дерзит, врет на каждом шагу…» явлено «мальчик плохо учится, ленится, постоянно опаздывает, врёт на каждом шагу». Для окончательной идентификации, так сказать, ибо папаша только тем и занят, что плохо работает, ленится, постоянно опаздывает и врёт на каждом шагу.

Сомнения в столь однозначной трактовке образа привели к первоисточнику, благо рассказ Григория Горина доступен, по-спартански короток и незатейлив слогом.

У Горина Потапов просто спит. В переносном смысле, разумеется. Просыпает жизнь в душевном анабиозе. Лишь изредка его почти пробирает. Замечает он это за собой по внешним физиологическим признакам, когда вдруг заплачет на совсем чужих похоронах или почувствует холодок в спине на театральном представлении. Кажется, ещё секунда и проснётся.
Но нет, сон безнадёжно глубок. Летаргия. И несёт его во сне по реке жизни. А он, знай себе, отвечает на ежесекундные вызовы времени. Как рыба течению или птица дежурному порыву ветра. Не просыпаясь.

Рассказ следовало бы назвать не «Остановите Потапова», а «Разбудите Потапова». Да и не рассказ это вовсе, а именно сценарий. Так что текст Абдрашитов ощутил верно.

А ещё в титрах С.Фердман вместо Семёна Фарады и занятные фрагменты «Гамлета» с Высоцким и черепом Йорика с визуальным акцентом на черепе и исчезновением всего остального. Ну и приём с оживающими газетными новостями нельзя не отметить, который я, впрочем, уже где-то видел. Чуть ли не у Годара.
Tags: про кино
Subscribe

  • (no subject)

    Дочь, дефилирующая в данный момент по Нижнему Новгороду, известила о распродаже совсем не лютого по цене винила, типа, переиздания всего и вся.…

  • муки

    В балабановском опусе "Я тоже хочу" Мамонов смотрелся бы не в пример убедительнее Гаркуши. Особенно, если бы вышний крематорий его не принял. Почище…

  • Капелька чуши

    Всем известные стихи А.Вознесенского обещают неминуемое расставание в вечность, где никто никого не забудет и, соответственно, уже никогда не увидит.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments