Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Добыть Тарковского, Павел Селуков

Честно скажу, не дочитал. Прочёл несколько рассказов с начала. Наскучило. Выдернул немного из середины, а потом ещё пару, поближе к финалу. И, наконец, тот, чьим именем назван сборник. Контрольный.

Поначалу показалось той простотой, что хуже воровства. На самом деле нет, не хуже. На фоне многих так и вовсе. Думаю теперь, куда книжку деть. Выбросить рука не поднимается. На полку поставить – места нет. Да и не место ей там. Хотя…

Взрослый дяденька, изъясняющийся как ребёнок. Выдающий это за особую, условно бесхитростную, на самом же деле исполненную высокого смысла авторскую манеру. Новая выразительность. Коротенькие «денискины» рассказы, только для взрослых. Простецкие истории, почти все родом из пермской промзоны, глубокой периферии, глухого замкадья. Все от первого лица.

Последние в сборнике и, судя по всему, более поздние, если не недавние, опыты – заметно сложнее. И язык уже не такой телячий, и правды жизни, к счастью, заметно поубавилось – вместо неё абсурд и чёрное зубоскальство, иногда даже смешное, по формальным признакам списанное с Зощенко, только какого-то особого – девиантного.
Но большая по объёму часть всё равно остаётся за депрессивным примитивизмом.

Писания кажутся нарочитыми. Автор явно кокетничает, «включает» простака. Как в финале конторской пьянки – сюсюкающая, хлопающая накладными ресницами и обиженно надувающая губки перезрелая дама из бухгалтерии притворяется восторженной нимфеткой.

Попадаются, правда, и «голые японские школьницы в неглиже» (стр.31). Правописание хромает, – сокрушался в таких случаях опилочный медведь. – Оно хорошее, но почему-то хромает.
В нашем случае не правописание, конечно, но где-то рядом.

В связи с чем, терзают смутные сомнения по части незатейливости слога и предельной краткости предложений. Может, он и не кокетничает вовсе, может, и впрямь хромает? Тем более, судя по справке на переплётной доске, ни на что особо не претендует, преподнося себя публике незамутнённым пацаном с окраины, где окрест, точно как в его творениях: кромешная безотцовщина, детская комната милиции, треники, семки и всё такое прочее. Ну и, само собой, неподдельная искренность чувств. Но всё равно верится с трудом. Чудес не бывает – как пить дать, рисуется.
Tags: про книги
Subscribe

  • Разбирая завалы

    Две акварели отца. Вторая - кабульская из этой вот истории: https://dryashin.livejournal.com/767998.html

  • они здесь власть

    Как же я хипстеров не люблю. Всей кожей. Чувствуете этот маасковский апломб? Мааргинальность им не по нутру. Дискурс не тот. А ведь они-то рюмочные в…

  • (no subject)

    А в рюмочной на площади Ленина у Финляндского вокзала бутерброды с килькой ждут меня. Но, увы, не дождутся. Осознание этого ранит сердце моё глубокой…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments