Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

К звёздам (Ad Astra), Джеймс Грей, 2019, США

Ощущение, что сорвалась с крючка огромная рыбина, мечта всей жизни, которую часа два вёл и почти что выволок на берег, а она на последней секунде взяла да и хвостом махнула. А ты сидишь с раскатанной губой, сопли на трясущийся кулак наматываешь. Положение хуже губернаторского.

Замечательная ведь мысль: слить воедино «Космическую одиссею 2001» Стенли Кубрика и «Апокалипсис сегодня» Френсиса Форда Копполы – ленты-оксюмороны – культовые образцы высокобюджетной и высокодоходной некоммерции.

Да просто взяться за умный крепкий science fiction с привлечением лучших сил и средств – уже подвиг, в буквальном и переносном дорогого стоит. Жанр который, к моей, жадного пожирателя, радости, нет-нет да и вспыхнет в последние годы яркой звёздочкой на кинонебосклоне.

Итак, майора Роя Макбрайда, он же капитан Бенджамин Уиллард, он же Дейв Боумен, отправляют с секретной миссией к кольцам Нептуна разобраться что за фигня там творится. Как в своё время Уилларда в джунгли и Боумена к Юпитеру.
В джунглях Нептуна меж тем окопался безумный полковник Курц, он же HAL 9000, в нашем случае – отец Роя Макбрайда – легендарный астронавт, живая легенда Клиффорд Макбрайд, который поубивал весь личный состав во имя великой Цели, а ныне творит форменные непотребства, угрожая существованию человечества.
Ну и понятно, надо этого предателя родины, беглеца с Земли, фанатика познания любой ценой, сектанта научной истины и прочее и прочее – прикончить вместе с его логовом.

Самая увесистая по продолжительности часть картины – вязкая метафизическая дорога на ту сторону, путешествие в Никуда, в Ничто (всё с прописной). С потерей экипажа и мучительным глухим одиночеством в бездушной ледяной бесконечности.
Road Movie to Hell в упрощенном, конечно, в сравнении с прототипами варианте, но всё равно с рефлексиями.

На старте путешествия по космическому Меконгу зрителю демонстрируют беспомощность того, что принято считать цивилизацией, полную несостоятельность её перед лицом Бога. Совершеннейшее фиаско.
Недалёкое будущее, мир катится в тартарары. Любое освоение даже самого ближнего космоса оборачивается реконкистой потребительской пошлости и кровавого варварства. Как в старинном советском анекдоте о несуне с завода, у которого при сборке из украденных деталей вместо пылесоса всегда получался пулемёт.

А герой летит справлять свой Эдипов комплекс. Возможно, убив монстра, он и сам станет монстром. Всё вроде к тому и идёт – яблоко от яблони, тем более и у сына с его экипажем тоже некрасиво всё получилось. Не успел оглянуться, а они все уже мёртвые. Да и сюжет этот древний – убил чудовище, сам стал чудовищем – был одной из альтернативных фестивальных концовок «Апокалипсиса» Френсиса Форда Копполы.

Короче, всё могло бы сложиться замечательно в плане разрешения интриги и художественного оправдания представления. Конфетка могла бы выйти. Но, увы, то самое великое и ужасное Ничто, к которому столь мучительно восходит герой в течение двух часов экранного времени, так и не придумалось. И закончилось всё плачевно. Для зрителя, разумеется.

Кубрик в своё время завершил опус вишенкой на торте – мистификацией, имитацией смысла смыслов и выхода повествования на новый уровень, чтобы зритель изводил себя потом догадками.
Коппола в той или иной мере оставил финал открытым, наснимав к тому же альтернативных концовок. А тут…

Вера наших отцов пусть с отцами и остаётся. Пора уже потихоньку сливать воду. Спасибо им конечно за подвижничество, за жертвенность. Ибо мы плоть от плоти, кровь от крови. Но… Но поколение титанов кануло. Время земным озаботиться.
Ибо любой выход за пределы ойкумены грозит крупными неприятностями – новым варварством, войной за ресурсы, трагедией рождённых и выросших вне Земли, повальным смертоубийством и членовредительством или, как в рассматриваемом случае, угрозой всему человечеству, тем более выяснилось, что человечество-то совершенно одиноко, и нет у него никаких братьев по разуму. Это всё титаны навыдумывали.
Так что беречь надо матушку Землю, обустраивать, жить по совести и не высовываться. Не про нас это всё. Да и незачем.

Незатейливая в общем-то проповедь, прочитанная в «Солярисе» ещё, Снаутом-Ярветом:

«Мы вовсе не хотим завоевывать Космос. Мы хотим расширить Землю до его границ. Мы не знаем, что делать с иными мирами. Нам не нужно других миров, нам нужно зеркало. Мы бьемся над контактом и никогда не найдем его. Мы в глупом положении человека, рвущегося к цели, которая ему не нужна. Человеку нужен человек».

Хватит, дескать, дурить. Бесперспективно. Всё, что нам нужно, это любовная любовь. Герой вот вернулся и с женой помирился. И вообще миру – мир.

Какая всё-таки гадость ваша заливная рыба. И ради вот этого столько копий ломалось, столько стульев? Два часа высидел, а оно вон оно как. А я с раскатанной губой, сопли на трясущийся кулак наматываю.
Tags: про кино
Subscribe

  • Нас бросала молодость на кронштадтский лёд...

    Детская задача: Кого жалко, восставших кронштадтских матросов или тех, кого в крови горячечной бросила молодость на кронштадтский лёд? Ответ:…

  • (no subject)

    Третий день мусье Поддубный заявляет с экранов, что талибанский кабинет министров Афганистана инклюзивный. Без каких-либо расшифровок. Ему вторят…

  • (no subject)

    В истории всегда лес рубят - щепки летят. Споры идеологов от истории касаются только, кого считать лесом, а кого щепками. Чаще всего щепки…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments