Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Category:

Советское сослагательное

Так называемые революции, как формы массового психоза, и то, что идёт сразу же вслед за ними, кроваво-чудовищны, балансируют либо на грани абсолютного зла, либо же существуют за этой гранью.

Режимы, порождённые революциями, тоже, как правило, инфернальны. Однако, как и любые другие режимы, они не могут не эволюционировать, трансформируясь десятилетиями, а то и столетиями в нечто достаточно белое и вполне себе пушистое, во всяком случае, терпимое.
Больше того, как раз на этом условно пушистом этапе и начинают выполняться самые жаркие обещания начального, радикального этапа.
Другое дело, что к тому времени те, кому это обещали, да и те, кто обещал, успевают с тем или иным накалом мучений отойти в мир иной.

Тем не менее, формация на всех этапах своей эволюции категорически настаивает на преемственности, на своём органическом неразрывном родстве с заревым и героическим шурум-бурумом и вообще решительно не желает видеть разницы между вчера и сегодня.

Приходит ли в голову французам сомнение в целесообразности празднования дня взятия Бастилии и вообще могут ли они усомниться в позитивности этого кровавого шабаша (как конкретного освобождения десятка вполне сытых арестантов, кровавой резни охраняющей их инвалидной команды, радостной демонстрации всему Парижу головы коменданта на пике, так и многолетнего карнавала садизма и ужаса, включая, кстати, минирование Нотр-Дама с целью его взорвать)? Думаю, не приходит.

Нынешняя сытая бархатная республика мнит себя преемницей и продолжательницей, точно также как последний Ильич – наследником первого. Глядишь, лет через тридцать появилось бы достаточно колбасы и бублегума при сохранении эволюционно отвоёванных уникальных достижений: бесплатных медицины и образования, решения жилвопроса, пенсий, детсадов, трудовых гарантий и прочего.

Режим эволюционировал. Посему не надо тыкать его, уже мёртвого, носом в его же адские младенческие и подростковые какашки. Да и самому ему не стоило бы брать за них на себя ответственность.

Наглядный тому пример ужас-ужас прогрессивной публики по просмотре в середине 80-х ленты Германа «Мой друг Иван Лапшин», где показан лишь быт пятидесятилетней давности той же страны и вроде бы той же самой формации. Формации, в которой как раз и обитала трепетная публика, которая ужас-ужас.
Так не живой ли это пример эволюции, если в пространной беседе никто не осмеливался отрицать своё родство с минувшим, тогда как яростное отторжение вызывало одно лишь, пусть детализированное и конкретизированное, напоминание об относительно недавнем прошлом?

Ещё раз совсем просто: великий октябрь – кровавая вакханалия, бесчеловечный вурдалачий ужас, не вызывающий ничего, кроме животного омерзения. Застой же – нечто совсем иное, пластичное, способное к коррекции, постепенному выходу из условного тупика и дальнейшему совершенствованию. Глупо считать то и другое единым целым.

Так что же тогда погубило гибкий и пушистый застой, что помешало ему превратиться в сытую бархатную республику, где было бы достаточно колбасы и бублегума при сохранении эволюционно отвоёванных уникальных достижений?
Помешали, как это ни странно, социальные лифты, которыми так гордился советский строй, и которые действительно по праву числятся в ряду главных его достижений. Именно они и сыграли с режимом злую шутку.

Империю погубили тёмные дуболомы от сохи, которых строй в своё время выкорчевал из их вековых трясин и стойбищ и вознёс к вершинам сталинских высоток.

Нет бы с середины пятидесятых взять в оборот одарённую юную поросль и чудом выжившую лагерную пыль, уверенных (или как бы уверенных, но очень убедительно перед публикой это изображающих), что проклятый Ус извратил светлые идеалы, убил Кирова и Косарева и вообще испортил счастье народное, но партия отряхнула его со своих ног и очистилась.

Нет бы отпечатать новые фантики для старых конфеток, объявив условное анальное порно воплощением чаяний Ильича и представив комиксы с бэтменом и суперменом главным достижением социалистического реализма. Не можешь придушить – возглавь.

Если в Китае, давно уже живущем при диком капитализме, неутомимо упражняются в красной риторике, развешивают знамёна, вымпелы, расстилают сукно с графином и прочие внешние атрибуты, то мы могли бы, напротив, демонстративно внешними атрибутами пожертвовать, объявив это сворачивание переосмыслением и творческим развитием единственно верного и потому вечно юного учения.
Словно ящерица, насытив новую, недалёкую, ориентированную на формальные внешние атрибуты заморского образа жизни генерацию, специально для этого отброшенным хвостом, сохранив тем самым главное, неповторимое, эволюционно отвоёванное, уникальное, далее по списку.

Одеть Ильича в джинсу (что пиарщики Зюгана, кстати, не так давно и овеществили), устроить концерт Элвиса на Красной площади, завалить универмаги пластинками Дееп Пурпле, универсамы – жвачкой Ригли, телевизоры каким-нибудь Оменом и всё такое прочее. Как, кстати, делалось в то время в Югославии, где имелось всё вплоть до откровенной порнухи и разгула малого бизнеса при несменяемом и несгибаемом верховенстве Тито, его коммунистов, коллективных хозяйствах и разного рода соцгарантиях, присущих только социализму.

Но у нас, увы, ничего подобного сотворено не было, и через десяток лет мы получили полнейшее безверие, равносильное смерти, к которой и приползли ещё через десятилетие. Безверие не как результат критического анализа политической и экономической ситуации, а просто от эстетической усталости (вспомним Синявского, у которого по его же крылатой формуле разногласия с Советской властью носили исключительно эстетический характер).

Меня кстати давно занимает вопрос: может ли существовать бесплатная медицина, образование и железобетонная социальная защищённость без круглосуточных Зыкиной, Кобзона, народных ансамблей и вестей с полей?
Намертво ли одно к другому привязано, а если привязано, то как? Какую такую неразрывную связь имеет одно и другое, что прикончишь одно – другое непременно развалится?
На примере Югославии понимаем, что не привязано. Югославия, правда, развалилась, но развалилась она по совсем другим причинам.

Беда ведь не в изъянах системы, а в непрошибаемых, с двумя классами образования, суконных рылах на местах, выдернутых когда-то из животного небытия очередным комсомольским призывом и направленных руководить идеологией и культуркой.

Нет бы заиметь наверху начитанных, циничных и беспринципных имперцев, у которых бы цель оправдывала средства. Хоть трижды лицедеев, антисоветчиков-зубоскалов, если не белой косточки, то, как минимум, с профессорским кругозором и кошачьей гибкостью по части догматов. Какую бы конфетку можно было слепить из почившего строя.

Но, увы. Увы и ах.
Tags: размышлизм
Subscribe

  • (no subject)

    Хорошо, когда сразу всё ясно. Вот и я, окунувшись было в роман Романа (каламбур) Михайлова "Дождись лета и посмотри, что будет", на третьей же…

  • (no subject)

    Экранизировать «Мастера и Маргариту», «Приглашение на казнь», или, не знаю, «Москву-Петушки» – затея по определению калечная. Особенно, если…

  • и ещё

    На бескрайних просторах Отечества свирепствует плотно сбитая секта алчущих смыслов пелевИнов, со своими молельными домами и тайными мессами.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments