Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

Третья волна зомби (The Cured), Дэвид Фрейн, 2018, Ирландия

Ирландия. Миновала пандемия зомби-апокалипсиса. Нашли вакцину. Всех монстров переловили. Большую часть излечили, меньшую хотят усыпить. Переболевших отпускают по домам. Но те помнят все художества, что творили в адском угаре. Помнят и пострадавшие. Первые вроде бы мучаются совестью. Вторые либо ненавидят, либо ломают себя об колено, проявляя чудеса христианского всепрощения. Но внутри всё равно кипит. Бывшие зомби становятся людьми второго сорта, что толкает их к экстремизму, и все такое прочее. Целый букет неразрешимых сплетений, клубок противоречий. Жестокая драма. Неплохо снятая и сыгранная, кстати.

Очевидная аллегория. Не исключено, болезнью выведены нацизм, острое магометанство и прочие идейные людоедские мерзости.
Дескать, при правильном лечении отпускает, а заражённые не виноваты. Сами мучаются потом, прозрев, совершённым в кровавом помутнении рассудка. Эсэсовца или воина пророка нужно жалеть. Ибо не ведал он, что творил в исступлении. Напротив, верил в своего правоту дела. Накрыло, понимаешь, ражем. Был ведь честен перед собой. Сам мучился, страдал даже, но мужественно и самоотверженно исполнял долг, как его понимал. Это потом открылось, что всё неправильно было.

Европейский подход к абсолютному злу, явленный нам в художественном образе. Образ построен намеренно лукаво, так, что с вменёнными обстоятельствами нельзя не согласиться. Умалишённых, укушенных бешеной собакой, судить нельзя. Но если потом просветление случилось, то как со всем этим быть? А никак. Аффект есть аффект.
Очевидная подтасовка, подмена, ловясь на которую в самом начале, приходится согласиться со всеми последующими выводами. Уловка в том, что от доброй воли или ума человека случившийся с ним казус якобы не зависит. Как грипп. Одни подвержены, другие – нет. Первые не виноваты – такой генотип, такой вирус. Обстоятельства неодолимой силы и связанные с ними морально-этические сложности, включая разного рода ксенофобские проявления, ибо аборигены принимать обратно практически чужаков отказываются.

Европа вот уже восьмой десяток лет всё ищет себе оправданий. Ещё одна, наиболее близкая по срокам аналогия – это «одумавшиеся» рекруты ИГИЛ, возвращающиеся обратно в страны Евросоюза. Чего от них ждать? Надо ведь тоже жалеть, иначе все идеалы ни к чёрту.

Но это если вообще наполнять увиденное каким-то социально-политическим подтекстом. Можно этого и не делать, приняв показанное абстрактно-этической моделью, никак с реальностью не соотносящейся.

Был, кстати, целый британский сериал на тему реабилитации бывших зомби и принятия или непринятия оных обществом. Так сказать о трудностях социализации. Назывался он «Во плоти» (In the Flesh). Добро там вроде бы побеждало. Определённее сказать затруднительно, не смог высидеть у экрана – два сезона, много серий.

Тут, по сути, то же самое. А ещё повзрослевшая замухрышка из молодёжных сериалов нулевых – Эллен Пейдж в одной из главных ролей. Судя по всему, секс-символ там у них. Чуть не сказал «у зомби».
Tags: про кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments