Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Я не знаю

«Я не знаю» - это ответ на любой ваш вопрос. Это не отговорка и не вежливая форма посыла далеко и надолго. Не принимайте близко к сердцу, они действительно не знают.
Особенно тяжелой формой этого заболевания страдают чиновники всех без исключения учреждений.
А начинается еще в Москве. В Сохнуте вас отправляют за ответом в посольство, в посольстве – в Сохнут, и все вместе – в Израиль. «Это вы сможете выяснить только по приезде в страну» - еще одна любимая фраза внедренных в Россию агитаторов алии.
- Каков будет мой статус?
- Это вы сможете выяснить только по приезде в страну.
- Могу ли я там рассчитывать на денежную помощь? Какова сумма выплат?
- Это вы можете выяснить только по приезде в страну.
- Что полагается нашему ребенку?
- Это вы можете выяснить только по приезде в страну.
- Есть ли льготы для вновь прибывших?
- Это вы можете выяснить только по приезде в страну.
- Стоит ли мне вообще лететь в Израиль или лучше остаться?
- Это вы можете выяснить только по приезде в страну.
- Простите, а с кем я разговариваю?
- Это вы можете выяснить только по приезде в страну.
и т.д.
Ну вот мы и тут. По приезде в страну. Читатель, небось, думает, что все изменилось. Не раскатывай губу, читатель.
Впрочем, кое-какие изменения произошли.
Исчез ответ «Это вы можете выяснить только по приезде в страну». Его место заняли два новых:
1. «Это вам должны были сказать еще в Москве»
2. «Зайдите через две недели»
и, конечно же, остался традиционный: «Я не знаю».
Заходим через две недели (ответ № 2, см. выше). Не думайте, что повторным визитом вы приперли сотрудника министерства или муниципалитета к стенке. На этот случай еще два варианта у них предусмотрено.
1. «Вам надо обратиться в ___________ (любая другая организация, работающая два дня в неделю с 8.00 до 8.15 утра), чтобы они выслали нам по почте ваш/у _________(документ, о возможности существования которого вы и не подозревали). Мы вам позвоним, когда документы придут».
Ваше предложение самому быстренько сбегать за необходимой бумажкой отвергается с порога.
2. Неожиданное выяснение новых подробностей вашего существования, которые в корне меняют дело и все приходится начинать заново.

Ну вот, прошли еще две недели или два месяца. И вы, как ни странно, опять появились на пороге (сами, никто вам, конечно же, не позвонил). С такой наглостью бороться уже труднее, но все-таки можно. Например, заболеть. Ну, нет начальника на месте. Только он может решить ваш вопрос. Выигрыш стандартный – две недели.

Проходит полмесяца, а вы еще живы. И опять мозолите государево око. Что еще предпринять?
Можно действовать по программе «Безрезультатный поиск русскоговорящего среди русскоговорящих». Реализация этой программы требует определенных актерских способностей, так как во многих учреждениях, например, в Министерстве абсорбции, сотрудников из бывших союзных республик подавляющее большинство. Немногочисленные исраэлиты затравленно жмутся, прикидываются ветошью и стараются не отсвечивать.
Сама по себе программа поиска русскоговорящих, в случае ее успешной реализации, дает выигрыш всего лишь в день-два. Это вам не две недели. Но и то хлеб.

Но вот свершилось – последний день ваших мучений. Всё прошли, все документы при вас, бывший российский соплеменник по другую сторону стола.
Учтите, соплеменник просто так не сдается. Счет теперь идет на часы и минуты. Держите его на прицеле или привяжите к стулу, если есть такая возможность. Он может бесследно исчезнуть часа на два с вашими документами.
Попытайтесь незаметно обрезать телефонный шнур в его кабинете. Если нет возможности на два часа исчезнуть, он может два часа говорить по телефону. О болезненном пристрастии местных жителей к телефонной связи я скажу ниже.
Заперли дверь в кабинет с внутренней стороны?
Перерезали телефонный кабель?
Получили необходимые документы?
Уфф! Поздравляю!

Но будем объективны, есть и исключения. В божественном городе Хайфа, одно лицезрение которого привело меня в восторженно-шоковое состояние. В городе, в который  я приехал со своим столичным снобизмом и был посрамлен, смятен и раздавлен. В городе, в котором мне пришлось свернуть в трубочку московские амбиции и пытаться засунуть оные в наиболее подходящее для них место. Короче говоря, в Хайфе, мы с женой сели в автобус, лелея слабую надежду найти бывшего соотечественника, на предмет получения информации о местонахождении нужной нам остановки. Отбор производился физиономический.  Наконец, отобрали и обратились.
Автобус ожил весь. За исключением флегматичной парочки остро-южного вида, да водителя, все оказались «нашими». Сами того не ведая, мы запустили программу «Я знаю, я знаю, я знаю лучше».
Мы уже вылезли, автобус тронулся, но пассажиры и не думали успокаиваться. Еще долго, пока можно было слышать, пока общественный фургон не скрылся за поворотом, перекрывая рокот мотора, звучала возбужденная речь. Бывшие одесситы, москвичи, ленинградцы, кишиневцы, киевляне спорили друг с другом об истинном положении остановки в пространстве и ее окончательной идентификации.

Tags: записки ротозея
Subscribe

  • О нежелании быть гондоном

    Я совершенно не против поправок: о нерушимости границ, запрете усыновления девиантами, повышении уровня жизни, признании культуры наследием и прочая,…

  • Дядя Вася и паразиты

    Для начала предлагаю в сотый раз вслушаться в рекламу Газпрома, что больше десятка лет вылетает из каждого самовара. Сообщение первое. Что упало,…

  • В Гольянове открылася пивная

    Месяца три отслеживал. Помещение обустраивали на Хабаровской. Раньше торговый рядок был. Скурвился. Там среди прочего пивная разливная точка имелась.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments