Михаил Дряшин (dryashin) wrote,
Михаил Дряшин
dryashin

Categories:

требуха

Расхожий приём: когда героя сериала настигает дежурное озарение, сопровождается оно особой музыкальной или как бы музыкальной фразой. Каким-нибудь условным перезвоном бубенчиков. И зритель понимает: допёр, наконец, страдалец, спасение близко.

Кажется, в Докторе Хаусе это есть. В русском ему подражании – Докторе Тырсе совершенно точно присутствует. И ещё где-то, и не раз. Говорю ж, расхожий приём.

Так вот, приметил подобное, в хронологически более раннем (1967) и несказанно лучшем варианте, листая ленивым глазом Майора Вихря. Влюблённая в героя Бероева радистка Аня (Анастасия Вознесенская) чувствует его приближение тихим ксилофонным переливом. Когда тот ещё и в дом не вошёл. Тонкий момент. Находка.

У Ташкова там вообще немало тонких моментов посреди общей клюквы. Похоже, и Ширвиндт с роялем в Маленьких комедиях большого дома перекочевал на сцену театра Сатиры именно оттуда. Интонации те же, не то что инструмент.

А ещё британская Новая волна – слабое подобие левой руки в сравнении с французской. Крутят тут всю неделю Тони Ричардсона. Вроде и годы те же, и монохром. Но, увы, одна лишь занудная сюжетность и социальная озабоченность с бичеванием язв. Ощущение, что посмотрел Тони случайным образом 400 ударов, застрял и дальше уже не двинулся.
Tags: про кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments